Экономика

Владимир Головатюк: «Реальная зарплата в Молдове значительно ниже, чем 28 лет назад, меньше в два раза и средняя пенсия»

13.11.2017, 08:40
{Владимир Головатюк: «Реальная зарплата в Молдове значительно ниже, чем 28 лет назад, меньше в два раза и средняя пенсия»} Молдавские Ведомости

Что у нас с экономикой? Власть говорит об «истории успеха» и верном курсе. Оппозиция утверждает, что  страна движется в неправильном направлении. Доктор экономических наук, депутат парламента от Партии социалистов Владимир Головатюк называет происходящее стагнацией. «Со всеми вытекающими отсюда последствиями и для экономики, и для бюджета, и для жизни людей, - пояснил он. - После провозглашения независимости не были решены основные задачи восстановления экономики. Мы продолжаем оставаться «пионерами» в постсоветском пространстве: у нас выпускается около 70 процентов продукции от общего объема 1989-го года, в том числе 60 процентов - в промышленной и аграрной сферах. А с инвестициями дела и вовсе плачевны – 25 процентов от уровня 1989-го.  Реальная зарплата значительно ниже, чем 28 лет назад, меньше в два раза и средняя пенсия, учитывая, на сколько товаров и услуг мог потратиться тогда и сейчас средний трудящийся и пенсионер».

Вот размышления эксперта о проблемах нашей экономики и политики. 

Как политики ломали экономику через колено 

Головатюк считает, что политика не должна иметь преимущество над экономикой, в особенности на определенных этапах.

«Прежде всего, это касается переходного периода, когда есть выбор дальнейшего пути, - объясняет он. - Мы видели, как наши политики ломают экономику через колено. Внедрение политики, которая соответствует потребностям экономики, способствует ее нормальному развитию. Политика, которая идет вразрез с потребностями экономики, тормозит развитие. Мы не раз высказывали претензии нынешней власти, говорили о том, что политика должна быть стимулирующей, бизнес необходимо поддерживать – нас не слышат».

Вице-премьер, министр экономики и инфраструктуры Октавиан Калмык недавно вновь похвастался перед журналистами цифрами о деятельности свободных экономических зон: созданы 11 тысяч новых рабочих мест, еще четыре тысячи в ближайшей перспективе, а в следующие два года их число удвоится; западные инвестиции в семь СЭЗ составили 350 миллионов долларов, в следующие два года к ним добавятся еще 280 миллионов долларов.

Головатюк не разделяет радости чиновника: «Сколько получил бюджет от деятельности СЭЗ и какая там зарплата? Министр об этом умолчал. Это не первое заявление Калмыка о том, что у нас идеальные условия для инвестиционного бума. Где реальные результаты? Никто в мире не судит о власти по количеству созданных рабочих мест. Создали пять тысяч мест, сократили десять тысяч – и радостно хлопаем в ладоши? Судить надо по количеству людей, занятых в экономике.  У нас же устойчивый тренд их сокращения. Есть несколько крупных кампаний, где дела идут нормально. Но там работают, в лучшем случае, несколько десятков тысяч человек, а у нас 1,2 миллиона трудоспособного населения! Давайте думать о том, как всем им обеспечить нормальную работу с достойной зарплатой, как стимулировать предпринимателей к расширению производства. Тогда бизнес сам, без создания инкубаторных условий, будет развиваться.

Власть хвастает ростом экспорта, но не говорит о том, что почти 90 процентов продукции произведено на давальческом сырье, в бюджет идут только налоги от доходов и зарплаты работников – реально экономике больше ничего не достается. Западные страны стремятся переводить свои производства в бедные государства, где можно платить маленькие зарплаты и налоги, не озадачиваться с экологией. Наша власть создает особые условия для иностранных предпринимателей в ущерб отечественным».

Бизнес не доверяет власти

После подписания соглашения о свободной торговле с ЕС  в 2014 году триумфальный тон у правящей власти еще сохранился. И все же - что выиграла Молдова от ассоциации с ЕС?

«Чтобы объективно разобраться, необходимо вернуться к тому, что было до подписания соглашения, - разъяснил Головатюк. -  НПО и экспертные сообщества рисовали радужные картинки о том, что после подписания договора об ассоциации с ЕС у нас будет манна небесная: экспорт вырастет в разы, хлынет поток инвестиций, рост экономики будет характеризоваться двузначными цифрами, инфляция снизится, зарплаты вырастут и прочее. В действительности все - с точностью до наоборот.

Мы наиболее устойчиво развивались, когда в стране был определенный паритет. В 90-е доля молдавского экспорта в страны СНГ составляла около 63 процентов, большая часть приходилась на Россию. В ЕС поступало 30 процентов. С 2001 по 2008 годы в СНГ шло уже 49 процентов нашей продукции, а в ЕС – 43. С 2009 года и до подписания соглашения об ассоциации с ЕС доля СНГ сократилась до 40 процентов, а ЕС - выросла до 48.  После подписания документа на восток шло уже 26 процентов нашего экспорта, а на запад – 60.

В годы, когда был паритет, среднегодовой рост ВВП составлял шесть процентов. После подписания соглашения об ассоциации с ЕС упал до 1,2 процента. Если иностранные инвестиции с 2001 по 2008 годы увеличились более чем в пять раз, то после 2009 года сократились в пять раз, а после подписания соглашения – их стало меньше еще в два раза. Сейчас, по данным НБМ, приток прямых иностранных инвестиций, реальных живых денег в капитал, у нас самый низкий с 1995 года.

Где результаты улучшения инвестиционного климата, которыми хвастается Калмык? Не доверяют иностранные инвесторы тому, что у нас говорят и что делают. Не доверяет власти уже и наша экономика. Впервые за всю историю современной Молдовы количество закрываемых предприятий превысило число открываемых. Так экономика голосует за нынешнюю политику».

Все бегут из страны

По мнению эксперта, радикальные изменения произошли и в миграционной политике: «Люди после распада Союза уходили на восток и на запад от нужды, чтобы прокормиться. В основном это были рядовые граждане – медперсонал, учителя, бывшие работники крупных промышленных предприятий. Сейчас же Молдову покидают состоятельные люди, даже те, у кого зарплаты составляли по нескольку тысяч долларов. У каждого человека есть свои амбиции, когда он согласен на некоторые издержки ради достижения своей цели. Но когда власть постоянно бьет его по рукам и он понимает, что никогда не сможет вырваться из этого круга, - плюет на все и уезжает.

Многие из тех, кто уехал в 1990-2000-е годы, учили своих детей государственному языку, надеясь вернуться. Сейчас родители не обучают своих детей родному языку за границей. Если раньше мы говорили о том, что для возврата наших граждан на родину им нужно дать нормальную работу с достойными зарплатами, то сейчас задача заметно усложняется. Нужно дать не просто нормальный доход - нужно поменять условия жизни, дать надежду на завтрашний день. Сложившийся за последний год тренд безнадеги таких надежд не дает».

ЕС и ЕврАзЭС: с кем дружить?

Свое мнение у доктора экономических наук по вопросу внешнего вектора: «Недавно состоялся телемост Ереван-Кишинев. Армения также находилась в процессе подписания договора о соглашении с ЕС, но потом отказалась и вступила в ЕврАзЭС. Евросоюз обиделся, но через год вновь обратился к армянским властям с призывом продолжить сотрудничество. Ереван ответил: «Вам надо - предлагайте, но без всяких экономических обязательств». То есть в их соглашении с ЕС не будет экономического блока, как у нас. Когда им сказали, что без него у армян не будет безвизового режима с ЕС, ереванские власти ответили, что он им не нужен: есть безвизовый режим с Россией. Так армянская власть отстаивала интересы своих граждан. Тем не менее, в эту страну пошли европейские инвестиции, там строятся предприятия, появляются новые отрасли, растет экспорт в ЕС. Они остались в выигрыше, а мы нет. Председатель комиссии по армяно-молдавскому сотрудничеству парламента в Ереване сказал мне, что их концепция проста: дружить и с ЕС, и с ЕврАзЭС. Но без знака равенства между этими организациями – приоритет, стратегическое партнерство за Евразийским союзом.  

Чем обернулась для Молдовы европейская интеграция? До прихода новой власти в 2008 году среднегодовой рост нашего  экспорта в ЕС составлял 22 процента, сейчас – 5. По многим позициям сократился экспорт в ЕС.  Европейская интеграция – это в основном внешняя торговля.  Евразийская интеграция – это более глубокое сотрудничество, более высокая ступень интеграции, производственное кооперирование. То, что было тридцать лет назад. Определенные стадии технологического процесса существуют в России, другие есть в Белоруссии, в Казахстане, свои будут и в Молдове.

Благодаря действиям президента и руководства Партии социалистов  мы достигли объемов поставок нашей сельхозпродукции в Россию уровня 2014 года, когда были введены ограничения. К сожалению, крайне мало продаем консервной продукции. Это связано с таможенной пошлиной на нее - 12-13 процентов. Додон и его команда работают над этим. Так, шаг за шагом, будем расширять и углублять сотрудничество с Россией и другими членами ЕврАзЭС, восстанавливая прежние позиции на восточных рынках.

Я знаю о заинтересованности российского бизнеса вкладывать деньги в эту отрасль. У нас десятки полуубитых консервных заводов. Чтобы их возродить, нужны деньги, которых у молдаван нет. Приходят российские инвесторы, причем на правах партнеров, возрождают производство, модернизируют технологию, обеспечивают рабочими местами тысячи людей в сельской местности и, самое главное, рынок сбыта. Будет обеспечена агропромышленная интеграция от поля до перерабатывающего завода и российского рынка. Еще один важный момент: это не иностранные кампании. Как только они вкладывают деньги сюда, это уже молдавское производство и бизнес, с которого в полном объеме выплачиваются все налоги. Это решит и проблему насыщения внутреннего рынка отечественными продуктами».

Внешний долг

Когда предприятие работает нормально, оно развивается за счет собственных средств. Когда происходит какой-нибудь сбой, руководитель ищет средства, чтобы исправить положение, деньги он берет в банке. В Молдове проблема с высокими процентными ставками отечественных банков, поэтому бизнесмены предпочитают брать деньги у зарубежных финансовых организаций. Внешний частный долг сильно вырос с 2009 года. Что касается правительственного долга… Если в 2009 году он составлял около 900 миллионов долларов, то сейчас - 1,9 миллиарда. Общий долг страны с 4 миллиардов долларов в 2009 году вырос почти до 7 миллиардов. В 2009 году на каждого гражданина приходилось 260 долларов внешнего долга, сейчас – 540. Пока это не так сильно бьет, спасает отсрочка выплат. Но с середины 2018 года, когда наступит пик платежей, у нас будут серьезные проблемы.

В 2000 году внешний публичный долг составлял около 80 процентов ВВП. К середине 2009 года его удалось снизить до17 процентов. Решили проблему в комплексе: занятость людей, повышение зарплаты, возвращение граждан, развитие промышленности, сельского хозяйства, инвестиции, восстановление паритета с точки зрения внешнеэкономических приоритетов.

Новая власть исключила Россию из числа стратегических партнеров. Но от этого она не перестала играть важную роль в экономике. Сейчас темп роста нашей продукции в Россию вышел на двузначные числа, что отражается на росте нашей экономики: чтобы больше продавать, надо больше производить. Это новые рабочие места, рост налогов в местные и центральные бюджеты, инвестиции, модернизация и т.д.. Развивается вся аграрная цепочка, появляются деньги, увеличивается кредитование экономики.

В этой части банковская система стагнирует. Третий год идет снижение объемов кредитования нашими банкамипроизводства. Без этого невозможно успешное развитие экономики, поэтому в своей программе Партия социалистов предусмотрела создание государственного инвестиционного фонда, из которого по льготным процентным ставкам будут кредитоваться производители. И это все реальные вещи, а не мечты. Работает экономика, бизнес платит налоги, пополняется бюджет, создаются финансовые условия для погашения внешнего долга – цепочка, из которой нельзя вырвать ни один элемент… Власть продолжает гнуть прежнюю линию стагнации, поэтому положительных изменений ожидать не приходится.

Проедаем кредиты

Эксперт рассказал и о ситуации с внешними долгами.

«Власть взяла за последние годы порядка 3 миллиардов долларов внешних кредитов, - пояснил Головатюк. - Где деньги? Социалисты не против внешних кредитов, в чем нас постоянно обвиняют. Другое дело, что нельзя брать в долг и проедать: чем возвращать? Внешние кредиты допустимы, когда идеь реструктуризация и модернизация экономики.

Вспомним кризис 1998 года, который произошел в результате объявленного российским премьером Кириленко дефолта. Есть интересное исследование европейских экспертов, среди которых были и кандидаты на Нобелевскую премию. В нем говорится о том, что наша страна находилась в такой ситуации, что любой внешний шок мог ее поломать. Это и произошло в августе 1998 года, когда мы накачали экономику деньгами, а лей рухнул с 4,78 лея за один доллар 29 августа до 9,63 в конце ноября. Полно тогда было леев, поскольку за год до этого мы взяли еврооблигации в размере 79 миллионов долларов, проконвертировали их и проели. Продали МИГи за 40 миллионов долларов, опять же, проконвертировали и также проели. Леев было много, а куда их деть, если экономики нет? Произошел внешний шок – и баланс восстановился. Поэтому, повторюсь, внешние кредиты допустимы на инфраструктурные проекты, модернизацию экономики, на вложение в производство, которое будет давать доход, достаточный для возвращения долга».

Важные сферы под контролем государства

Комментируя намерения молдавских властей вновь продать акции крупных госпредприятий - винно-коньячного комбината «Barza Albă», комбината «Tutun CTC», «Moldtelecom» и т.д. - Владимир Головатюк сравнил их с продажей российской империей Аляски американцам: «Продали, считая, что ничего там ценного нет. Перед тем, как продавать, нужно хорошо все подсчитать: не может ли имущество дать нам завтра хороший доход?

Недавно в парламенте провели убийственный для института онкологии проект о частной медицине в этой сфере. Чем отличается частная медицина от государственной? Цель частного предпринимательства, вне зависимости от вида деятельности, - прибыль любой ценой. В государственном предприятии, в принципе, прибыль  не цель - ее может и не быть. В бывшем СССР были планово-убыточные предприятия, целью которых было обслуживание населения. Госпредприятие отличается от частного тем, что это инструмент проведения государственной политики. Государство должно держать под своим контролем важные сферы. Это касается того же ««Moldtelecom», который государство должно обеспечивать необходимыми фондами – на зарплату, на покупку современного оборудования, материалов и т.д.. - требуя одного: обеспечить качественные услуги. Если эта курица несет золотые яйца, зачем ее продавать? Есть претензии к менеджменту, к руководству - наведите порядок».

Кульбиты на валютном рынке

После падения национальной валюты, вызванного, по мнению специалистов, кражей миллиарда, с прошлого года лей неожиданно стал укрепляться. Нацбанк объясняет это излишком валюты на внутреннем рынке. Головатюк не совсем согласен с этой точкой зрения, считая, что ситуация создана искусственно.

«В прошлом году НБМ активнее скупал валюту - всего 420 миллионов долларов, - объяснил депутат. - В 2017 – только 320 миллионов. Излишек в 100 миллионов остался на рынке. Почему Нацбанк, как в прошлом году, сейчас не забирает его себе? Потому что, скупая валюту, банк запускает в оборот леи. Сейчас он борется с инфляцией, которая у нас зашкаливает. При верхнем установленном НБМ пределе инфляции в 6,5 процента она уже достигла 7,6 процента. Поэтому банк не будет максимизировать покупку валюты, чтобы не запускать в оборот новые леи. Между двумя целями – стабильностью лея и борьбой с инфляцией – НБМ выбрал последнюю. Предполагаю, что курс валюты будет снижаться».

Подготовил Николай МЕНЮК

 

Новости по теме

Все материалы →

Комментарии (3) Добавить комментарии

  • x

    В 1918 году, Румыния, воспользовавшись начавшейся в России Гражданской войной, аннексировала Восточную Молдову, находившуюся с 1812 года в составе Российской империи.
    Большинство местного населения рассматривало вхождение Бессарабии в состав Румынии как оккупацию, что выразилось в многочисленных выступлениях против румынской власти", — рассказал молдавский историк Сергей Суляк.
    Румынское правительство управляло Бессарабией такими методами, что 29 сенаторов и депутатов Румынского парламента, представлявших Бессарабию, — большинство из них было в свое время сторонниками объединения с Румынией, — вынуждены были направить в 1924 году послание румынскому королю, в котором, в частности, говорилось: "Уже шесть лет Бессарабией управляют так, как невозможно сегодня управлять даже черными колониями Африки… Нынешний режим в Бессарабии невозможно продолжать! Бессарабия не может, не желает его больше терпеть!", — подчеркнул Суляк.
    Численность покинувших Бессарабию после 28 июня 1940 года составила до 100 тысяч человек, в основном это уроженцы Старого Королевства и Трансильвании.
    В то же время из-за рубежа в Бессарабию возвратилось около 300 тысяч человек, в том числе 200 тысяч из-за Прута. Румынские власти всячески препятствовали репатриации.
    В Галаце в те дни произошла расправа над бессарабцами, возвращающимися на родину. Оцепив площадь перед железнодорожным вокзалом, где собралось свыше двух тысяч репатриантов, румынские жандармы и военные открыли огонь по безоружным людям, убив свыше 600 человек.
    А в Яссах власти продержали 5 тысяч возвращавшихся бессарабцев запертыми в здании вокзала без пищи и воды, а затем погрузили в вагоны и отправили из города.
    2 августа 1940 года на VII сессии Верховного Совета СССР по предложению молдавской делегации, в состав которой входили депутаты Верховного Совета СССР от МАССР и избранные на собраниях представители Бессарабии, был принят Закон об образовании Молдавской Советской Социалистической Республики.

  • x

    100%.ЦЕНЫ НА УСЛУГИ ПРЕВЫШАЮТ ДОХОДЫ ДЛЯ БОЛЬШЕЙ ЧАСТИ МАЛОИМУЩИХ ГРАЖДАН МОЛДОВЫ. ТАКОВА ИСТОРИЯ УСПЕХА ОТ ЧЁРТОВЫХ ЕВРО ИНТЕГРАТОРОВ.


Новости по теме

Все материалы →