История

Василий Стати: «Румынчики» Константина Тэнасе стали румынскими амбалами, патологически ненавидящими все молдавское

16.03.2018, 15:16
{Василий Стати: «Румынчики» Константина Тэнасе стали румынскими амбалами, патологически ненавидящими все молдавское} Молдавские Ведомости

История – это то, что произошло на самом деле: факты, события, письменные свидетельства, констатации участников событий, международные акты, решения официальных органов... Например, 5 марта 1918 года в Яссах, куда сбежало при наступлении немцев румынское правительство, премьер-министр, он же министр иностранных дел Румынии Ал. Авереску подписал Русско-румынское соглашение, первая статья которого установила: «Румыния обязуется очистить Бессарабию (оккупированную румынами в январе – феврале) в течение двух месяцев... Все очищаемые румынскими властями местности занимаются сейчас же русскими войсками...».

9 марта 1918 года этот международный договор подписал особо уполномоченный Советского правительства Христиан Раковский. Это – история.

 

История и «истории»

О тяжелых политических последствиях для Румынии - официальное признание вероломного захвата Бессарабии - писали известные румынские общественно-политические деятели: бывший премьер-министр И.Г.Дука, бывший министр иностранных дел Н.Титулеску и др. Тем не менее, составитель «Истории Румынии. Энциклопедия» Костин Скорпан по поводу этого исторического акта, ничтоже сумняшеся, пишет: «Авереску предпринял некоторые попытки переговоров с так называемым «румынским советским правительством» Хр.Раковского, по которым следовало бы эвакуировать Бессарабию в течение двух месяцев». Это тоже «история», в данном случае – типично румынская, которая беспардонно фальсифицирует содержание двустороннего акта, искажает название другой стороны.

Именно подобного рода безответственные интерпретации, легковесные мнения, беспочвенные утверждения, басни, небылицы, деликатно именуемые мифами, чаще всего воспринимаются даже специалистами, например, румынами, как «история».

Любой, более или менее любопытный, читатель, тем более исследователь, проанализировав и сравнив документы, в том числе румынские, фиксирующие события 1917-1918 годов, с тем, что беспрерывно плодят румынские авторы о «mare unire» окажется, как и известный герой Джанни Родари, «в стране лжецов».

В огромной свалке румынской «объединительной» писанины Молдова представлена как «Бессарабия», молдаване называются «румынами», а молдавский язык «румынским», денационализация переименована в «однородность/гомогенность», предательство называется нежно «поворотом ружей», «вооруженная оккупация Молдавской Республики» по-новорумынски это «"унире"Бессарабии с Румынией», освобождение Молдавии в 1940 года – «потеря Бессарабии», молдовенист в румынском научно-политическом лексиконе – это «румынофоб, русофил и вообще – путинист»... И т.д. и т.п..

В злонамеренной фальсификации молдавских реалий, удостоверенных европейской историографией и картографией с XIV-XV веков, усердно участвуют представители нации - даже ученые - которые проснулись «румынами» лишь к середине XIX века, а их страна, «сделанная» из Западной Молдовы (без Буковины), из Добруджи, подаренной русскими, из Валахии/Мунтении, была признана лишь в 1878 году.

Мы – сторонники истории, которая удостоверяется документами. Хотя понимаем, что все относительно. Поэтому историки всегда подвержены обвинениям в «селективном отборе», в «сокрытии»... Итак, «история такая, какой она была...».

 

Освобождение. Объединение Молдавии с Россией

По Бухарестскому миру (16 мая 1812 г.) Османская империя уступила Русской империи Восточную (Пруто-Днестровскую) Молдавию.

 «Румынии тогда не существовало, и никто не думал, что какая-то «румыния» возможна» (Н.Йорга). «Не существовало даже слова "румыния"» (Лучиан Боя). Поэтому безграмотны и смехотворны расхожие заявления типа «Молдова была оторвана от Румынии» как повод для нынешней пропагандистской кампании «унире» с Румынией. Бухарестский мир подвел военно-политический итог русско-турецкого противостояния. Но был и другой, исключительно важный аспект: человеческий - отношения между молдавским и русским народами. Хотя русские войска находились уже третий год в Молдавии, «28 августа 1808 г. бояре Молдавии обратились с просьбой об объединении Молдавии с Россией, по примеру Грузии и Имеретии», - писал Н.Йорга в 1917 году.

Россия в 1812 году впервые после 1484 года освободила и объединила Восточную Молдавию. Были освобождены от турок Хотин и окрестности, Бендеры и окрестности, а также Буджак от татар.

Население освобожденной Молдавии впервые в истории было освобождено от  налогов, податей и рекрутских наборов. Русское правительство поощряло переселение на юг Молдавии болгар и гагаузов с Балкан.

Священным Русским синодом была учреждена высшая структура Молдавской Православной Церкви – Митрополия Кишиневская и всея Молдавии, впервые в истории была открыта Духовная семинария, в которой преподавание велось и на молдавском языке... Все освобожденные земли – на юге и на севере – Россия отдала под управление Молдавского дивана.

В 1818 году указом императора Александра I Бессарабская область получила особый автономный статус. Она управлялась Верховным Сфатом во главе с молдавским боярином Скарлатом Стурдза. Молдавский язык был наделен статусом официального языка наряду с русским примерно до середины XIX века. В 1873 году. Бессарабия стала русской губернией.          

 

Провозглашение Молдавской Демократической Республики

В марте 1917 года в крае, как и на всех окраинах Российской империи, развернулось национально-освободительное движение, вдохновителями и знаменосцами которого стали молдаване-солдаты румынского фронта и южных гарнизонов: Екатеринослава, Севастополя, Одессы, Бендер...

Состоявшийся в Кишиневе в октябре 1917 года Всероссийский молдавский военно-полевой съезд решил:

«Учитывая национальную культуру молдавского племени и его прошлое, исходя из того, что каждый народ имеет право самостоятельно решать свою судьбу, желая объединить молдавский народ и обеспечить его экономическое и культурное развитие, Съезд молдавских солдат постановил: провозгласить территориальную и политическую автономию Бессарабии. Для защиты прав и интересов Бессарабии иметь при Временном (Всероссийском) правительстве уполномоченного молдавского народ… Для управления Бессарабией в кратчайшее время образовать Сфатул Цэрий (Краевой совет)...».

Образованный в ноябре 1917 года Сфатул Цэрий, 2 декабря принял исторический акт:

«Основываясь на том, что народы должны объединиться и взять свою судьбу в свои руки, формируя национальные власти..., Бессарабия, опираясь на свое историческое прошлое, провозглашается МОЛДАВСКОЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ  РЕСПУБЛИКОЙ, которая войдет в состав Российской Федеративной Демократической Республики как равноправный член».

 «Молдавские воины сотворили то, что мы, гражданские, хотели, но не имели сил совершить. Они провозглашают автономию Бессарабии, создают революционный орган Сфатул Цэрий... В этом историческое значение солдатского съезда октября 1917 г. ... Он создал новое самостоятельное государственное образование, первое в истории восточно-прутских молдаван», - такую оценку дал этому событию известный историк Шт.Чобану.

 

«Бессарабия никогда не принадлежала Румынии!»

Основываясь на добротно документированный многовековой путь вхождения в историю Молдавского государства, академик А.Лазарев заключил: «Бессарабия (Восточная Молдавия) никогда не принадлежала ни юридически, ни фактически ни Объединенным Княжествам, ни Румынии».

Комментируя эту историческую реальность, именитый румынский историк академик К.К.Джуреску подчеркивал в 1978 году: «Бессарабия половину тысячелетия принадлежала Молдове, которая предшествовала Княжествам, объединенным лишь в 1862 г., и Румынии, признанной лишь в 1878 г. ... Следовательно, Бессарабия была оторвана от Молдовы»... А не от несуществующей тогда какой-то «румынии»...

6 января 1918 года Сфатул Цэрий утверждает первое в истории восточно-прутских молдаван правительство Молдавской Демократической Республики во главе с премьер-министром П.Казаку.

3 января 1918 года Румыния признает Молдавскую Республику. В тот день румынский премьер-министра И.И.К.Брэтияну направляет в Кишинев следующую ноту: «Почтительно просим правительство Молдавской Республики Бессарабии (?- авт.) принять нашего представителя г-на Георге Лукасиевича, имеющего с нашей стороны миссию осуществить между вами и нами самые дружеские и братские отношения...».

 

Румыния вероломно нападает на Молдавскую Республику и на Россию

В тот же день, 3 января 1918 года, премьер-министр Румынии провел совещание с участием командующих дивизиями. Обсуждался вопрос о нападении на Молдавскую Республику. Генерал Ал.Авереску записал в своем дневнике: «Было строго необходимо, чтобы операция по захвату Бессарабии не была скомпрометирована...». До фарса «унире» оставалось 3 месяца! ...

На следующий день румынское правительство решило захватить Бессарабию. Румынские войска вероломно, без объявления войны, без разрыва дипломатических отношений, напали на Молдавскую Демократическую Республику. Подчеркиваем: Румыния напала фактически на свою союзницу по Антанте Россию

Уму непостижимо: Россия всегда, особенно после 1774 года, поддерживала и защищала Валахию/Мунтению,  активно содействовала объединению в 1862 году княжеств Валахии и Запрутской Молдовы. Россия поддержала провозглашение независимости Румынии при заключении Сан Стефанского мира в 1878 году. Она подарила Румынии Добруджу. Россия согласилась в случае победы Антанты в Первой мировой войне отдать Румынии венгерскую область – Трансильванию.

Для спасения румынского королевства от неминуемой гибели премьер-министр И.И.К.Брэтияну вместе с принцем Карлом 5 января 1917 года прибыли в Петербург, взывая о дополнительной помощи. В том же году в апреле-мае И.И.К.Брэтияну в сопровождении полковников Иона Антонеску и К.Презана добивались в Петербурге дополнительного увеличения русских войск на румынском фронте, срочного обеспечения румынских армий боеприпасами.

5 января 1918 года румынские войска захватили железнодорожный мост в Унгенах, «застрелили 12 членов совета рабочих депутатов» во имя румынской «унири».

Документально удостоверено, что уже в начале декабря 1917 года отмечаются проникновения румынских частей на левой (молдавской) стороне Прута».

5 декабря в Кишинев была послана телеграмма: «В Леово вступили два румынских полка. Пулеметным огнем были расстреляны пять граждан». Телеграмма из села Минжир: «Села Погэнешть, Сарата-Рэзешь, Войнешть окружены румынскими войсками. Стреляют в людей. Срочно просим военной помощи».

Вот документ, датированный концом декабря: «В Кишинев поступают сведения о нападениях румынской солдатни на левый (молдавский) берег Прута и о захвате румынскими бандитами населенных пунктов Бессарабии».

Документы удостоверяют, что румынское нашествие на Молдавскую Демократическую Республику было задумано и развернулось за четыре месяца до фарса «унире». При этом  цель румынских захватчиков не скрывалась: оккупировать Молдавскую Республику, а затем объявить оккупацию «объединением – унире». Об этом открыто сообщали в своих донесениях в январе 1918 года члены румынского правительства. Вице-премьер Румынии Таке Ионеску: «Мы отправили в Бессарабию армии. Все знали, что войска посылаются в Бессарабию, чтобы тогда, когда это станет возможным, осуществить заключительный акт унире (объединения) Бессарабии. В этом вся истина».

 

Румынское политическое лицемерие. Традиционное

После вторжения в Молдавскую Демократическую Республику премьер-министр Румынии И.И.К.Брэтияну и командующий румынскими армиями  К.Презан заявили, что румынские солдаты вернутся домой.

Подобные заявления и действия типичны для всегда предательских отношений Румынии с другими странами. После того, как Румыния предала Россию в начале января 1918 года, в начале марта того же года она предала Антанту, подписав в Буфте прелиминарное соглашение в виду заключения мира с Центральным Блоком (Германией и Австро-Венгрией)...

5 марта 1918 года премьер-министр Румынии, он же министр иностранных дел Румынии Ал.Авереску подписал Русско-румынское соглашение, статья первая которого установила: «Румыния обязывается очистить Бессарабию в течение двух месяцев... Все очищаемые румынскими властями местности занимаются сейчас же русскими войсками...». Румынский премьер подписал двустороннюю конвенцию, хотя знал, что войска из Бессарабии не будут эвакуированы. Ал.Авереску, вся румынская захватническая камарилья блефовали... Спустя 22 года, советские войска заставили румынских оккупантов уважать взятые и подписанные ими обязательства и убраться из Молдавии. Если в 1918 году румынам на это дали два месяца, то в июне 1940 года всего 4 дня.

 

«Исключительно опасный политический акт»

11 января 1918 последовало очередное румынское лицемерие в инструкции И.И.К.Брэтияну «Как следует представить оккупацию Бессарабии»: «Мы послали в Бессарабию незначительный отряд пехоты с полицейскими задачами...».

На самом деле, как показал историк захвата Бессарабии К.Кирицеску и как отражено в документах румынского правительства и подтверждено зарубежными наблюдателями. «Для защиты интересов румынского племени румынская ставка еще в начале января 1918 г. отправила в войска приказы военных действий: 2 пехотные и 2 кавалерийские дивизии немедленно начать форсировать Прут», - писал Кирицеску.

19 января 1918 года посол США в Яссах Ч.Вопичка доносил государственному департаменту: «Румыния отправила в Бессарабию более 50 000 солдат, которые захватили Кишинев и готовятся оккупировать Бендеры...».

Позднее Ал.Авереску сказал в интервью газете «Bucovina»: «Очевидно, что во время моего правительства не только не было отозвано (из Бессарабии) ни одной части, а количество солдат даже удвоилось. ПРОДОЛЖАЛАСЬ ОККУПАЦИЯ НА  ЮГЕ И  НА СЕВЕРЕ».

 

«...Началась неслыханная кровавая резня»

Хроника преступлений румынских военных после оккупации Бессарабии в 1918 году

 «Вступили румынские войска и началась неслыханная резня... Молодой лейтенант, примерно 19 лет, из 2-й дивизии генерала М.Скина, хвалясь, рассказал о том, как расстрелял в селе Анфисовка шесть человек только за то, что они были членами сельского совета...». – из письма к премьер-министру Румынии А.Вайда-Воевод «депутата от Бессарабии» Ал.Мыцэ.  

Никто: ни один историк, ни Л.Боя, ни И.Скурту, ни даже И.Цуркану, ни один политик, ни один публицист, которые с 1918 года по сей день раздувают басню о «великой унире», не упоминают чудовищное преступление румынских оккупантов в Бессарабии – расстрел шести членов Сфатул Цэрий 19 января 1918 года.

Председатель III съезда молдавских крестьян В.Рудьев, выступая в Кишиневе перед делегатами, заявил: «Единственное средство освободить наш край дорогой – выдворить в 24 часа румын, не жалея своих жизней; встанем все как один на борьбу за поруганную румынами свободу, добытую борьбой и кровью наших братьев». Вскоре молдаване В.Рудьев, В.Прахницкий, Т.Которос, И.Панцырь, украинец П.Чумаченко были арестованы румынской солдатней. На второй день эти делегаты III съезда крестьян Молдовы, члены Сфатул Цэрий были расстреляны по приказу румынского генерала-оккупанта Е.Броштяну. Румынскими захватчиками были расстреляны также Надежда Гринфельд, член Сфатул Цэрий, Н.Ковсан, редактор газеты «Свободная Бессарабия»...

24 января 1918 года, когда румынский военно-оккупационный режим инсценировал в Кишиневе заседание Сфатул Цэрий для провозглашения так называемой «независимости», румынские войска потопили в крови город Бендеры. Из «коммюнике» генерала Е.Броштяну: «Румынские войска после трех дней упорных сражений захватили Бендеры. Потери (защитников города) составляют около 10 000 убитых».

Вот еще один документ, датированный январем-февралем 1918 года: «Справка. Получили для г-на майора Боереску Дело казненных, содержащее 127 страниц, именной список расстрелянных и выдворенных за Днестр. Смэрэдеску. Ударный батальон».

18 июня 1918 попытки лейтенанта Попеску реквизировать – принудительно захватить в селе Бэчой Кишиневского уезда кукурузу для 5-го румынского армейского корпуса – спровоцировала восстание жителей, которые заявили: «Не признаем унире с Румынией! Румыны не имеют право реквизировать!». С прибывшей из Кишинева помощью румыны арестовали восставших...

8 и 20 июля 1918 года в селе Яблона Ноуэ Бельцкого уезда вспыхнуло «восстание (rebeliune), в ходе которого пролилась кровь». Возмущенные крестьяне убили служащих румынской администрации, которые пришли взять принудительно их хлеб...

30 июля того же года попытка румынского офицера с тремя подчиненными взять принудительно кукурузу у Пелагеи Лунгу из Горэшть Кишиневского уезда спровоцировала возмущение жителей. Шеф жандармского поста и его подчиненный открыли огонь по собравшимся людям. Разгневанные крестьяне убили их и кого-то из румынских солдат. Румынские грабители расстреляли жителей села Чегорян, Балан, Константина Дикусар...

1 августа 1918 года вышел королевский указ № 1626 о введении осадного положения в Бессарабии, удушливо «объединенной» и особо «независимой». Румынское осадное положение «независимой» Бессарабии осталось в силе до      1940 года. С некоторыми короткими перерывами.

В январе 1919 года вспыхнуло вооруженное восстание трудящихся Хотинского и Сорокского уездов против румынских оккупантов. Румынские захватчики зверски расправились с участниками: были расстреляны более 11 000 восставших...

В сентябре 1924 года вспыхнуло Татарбунарское восстание трудящихся юга Бессарабии против дикого румынского оккупационного режима. Румынские захватчики зверски расправились с восставшими: более 3 000 человек были расстреляны, многие были заключены в тюрьму.

В июле 1924 года 29 депутатов и сенаторов «от Бессарабии» направили королю Румынии Фердинанду меморандум, в котором отмечается: «... Уже 6 лет Бессарабия управляется способом, каким сегодня уже не могут быть управляемыми даже черные колонии Африки. Население, лишенное любых прав и любых средств защиты, стало жертвой самых страшных притеснений и беззаконий – ежедневных истязаний и избиений – до такой степени, что даже официальные убийства остаются безнаказанными... Румынский оккупационный режим в Бессарабии больше не может продолжаться!».

 «Дело капитана Фиркулеску, расстрелявшего шесть жителей села Дрэгэнешть, начато еще в феврале 1918 г. ... Но до сего дня не рассмотрено...», – об этом рассказали депутат И.Пеливан и сенатор Е.Попович.

 «... Наша крестьянская масса, около 2 000 000 поголовно, до того возмущена политикой наших политиканов-румынизаторов, распущенностью войск и жандармов, что самым настоящим, самым искренним образом мечтает об отделении от Румынии... Румыны, – как заключил Клемансо, – это не нация, а профессия... Румыны за полгода русифицировали край в неизмеримо большей степени, чем русские за 100 лет... Бессарабия стонет от края и до края; царят беззакония, издевательства, глумления такие, каких не было, может быть, века... Мы все это видим, знаем, терпим и, как бессловесные твари, молчим...», – отмечал 7 октября 1918 года почетный председатель Сфатул Цэрий Н.Александри.

 

Унижение молдаван

 «... В селе Кетрошика Веке в одно время почти все жители сбежали в поле, чтобы не попасть в руки жандармов из села Фынтына Албэ и не быть избитыми... И как жестоко били! Истинные садисты! До смерти и даже на тот свет унесет это поколение ненависть к цыганам из-за Прута, как говорят они», – из письма Ал.Мыцэ к А.Вайда-Воеводу.

 «Капитан Думитру, командир сектора Единцы обнародовал приказ, обязывающий каждого местного жителя при встрече с румынским офицером повернуться к нему, снять головной убор и, улыбаясь, поклониться до земли...», – сообщил Ал.Мыцэ премьер-министру А.Вайда-Воевод, добавив: «Прошу Вас сохранить это в секрете, чтобы не узнал кто-либо, особенно те, кто может использовать это против нации».

 «Одновременно с «унире» Бессарабия оказалась наводненной авангардом пригородных интеллектуалов с той стороны... Заинтересованная политика без промедления установила непрерывную цепь чрезвычайных положений, предоставляя местным испытать на себе ожесточение и оскорбление чувства национального и гражданского достоинства...», - писал Н.Костенко в 1983 году.

И сегодня переживаем, терпим и, как бессловесные твари, молчим, позволяя румыносвихнутым примарам загнать нас, как овец, в овчарню румынской «унире»...

 

Распад Республики Молдова

Каким бы идиотским ни казалось положение, но ряд сельских и один даже районный, из «героических» Яловень, примаров из суверенной и независимой, с европейской конституцией Республики Молдова, с подавляющим молдавским населением нестерпимо пожелали «унире» с Румынией. И не только они, но и их советники, соратники по румынскому реваншизму. Они не только заявляют, но и состряпали шпаргалки, требуя немедленной «унире»... Ши пунктум! На безразличных и продажных глазах госбезопасности, прокуратуры, правительства и парламента.

Извечные румынские «хотения» захватить, оккупировать под прикрытием разбойной «унире» Республику Молдову не первый раз нагло проявляются. Но впервые подобная захватническая кампания развертывается открыто, с преступного согласия высших эшелонов власти Молдовы. Нечто подобное было и сто лет назад.

3 марта 1918 года Бельцкое и Сорокское земства приняли резолюцию (moţiune на румынском языке) с требованием «унире Бессарабии с королевством Румынией. Текст был одинаков, с некоторыми общими подписантами, составлен на очень румынском языке (одно moţiune чего стоит – авт.). Все это подсказывает, что «moţiune» было составлено в другом месте, продиктовано чужими господами. Были и более ранние потуги «унире» с другими государствами.

16 января1918 года на заседании Аккерманского уездного земства было проголосовано «постановление об объединении с Республикой Украина с последующим вхождением в единую Российскую Демократическую Республику». На том же заседании была предложена для голосования резолюция болгарского учителя В.Искимжи «о провозглашении Буджакской Автономной Республики, которая войдет в состав Российской Федерации...». Предложение не было принято...

Сколь бы не были они одурманены разбойным румынизмом, при всей их скромной теоретической подготовке, при всем нахрапистом давлении нового румынского премьера Ал.Маргиломана, лидеры Сфатул Цэрий – в отличие от нынешнего безграмотного и продажного руководства Республики Молдова – осознали грозящую опасность: разрушительные для государства последствия «унирь» на уровне махалы, села, района...

16 марта 1918 года Сфатул Цэрий принял постановление, в котором говорится: «Считать недопустимыми выходки определенных групп, организаций, учреждений, подобные принятым Бельцким и Сорокским земствами решениям об «унире» с разными государствами, подчеркивая, что это входит исключительно в компетенцию Сфатул Цэрий; предупредить, что подобные выходки Сфатул Цэрий будет считать антигосударственными и покарает административным и юридическим путем».

Таким образом, Сфатул Цэрий, в отличие от нынешних – прости Господи! – руководителей Молдовы, оперативно и жестко запретил опасные антигосударственные игры в «унире». Тем не менее...

20 марта 1918 года премьер-министр Румынии Ал.Маргиломан огорошил прибывших в Яссы И.Инкулец, Д.Чугуряну, Пан Халиппа: «Румыния удовлетворит просьбы об унире Бессарабии с Румынией, поступившие от Бельцкого и Сорокского земств, а также от некоторых крупных бессарабских помещиков... Молдавская Демократическая Республика перестанет существовать».

27 марта 1918 того же года вопрос «унире» был включен в повестку дня заседания СфатулЦэрий по требованию премьер-министра Румынии Ал.Маргиломана, прибывшего в Кишинев в сопровождении военного министра Хыржеу, других министров с этой целью.

 «Унире» была куплена за приличные деньги. «И.Инкулец хапнул (a ciupit) 2 000 000 леев от Ал.Маргиломана, чтобы «организовал как надо "унире"»», - писал историк К.Арджетояну.   «За заслуги по устраиванию «румынской унире» заранее были вознаграждены и другие унионисты, в том числе архимандрит Гурий...», –сообщил другой историк Шт.Чобану.

 «Под надзором премьер-министра Румынии Ал.Маргиломана, военного министра Хыржеу, других 9 генералов и начальников штабов, румынской администрации «независимой Молдовы» в здании, окруженном румынскими войсками, никем не избранные и никого не представляющие члены Сфатул Цэрий (125 человек в зале) ликвидировали Молдавскую Демократическую Республику, проголосовав за «румынскую "унире"»: «за» – 86; «против» – 3; «воздержались» – 36...», – сообщали подробности историки.  

Таков был финал «унире», сторгованной еще в декабре 1917 году в оккупированном немцами Бухаресте, итог политической аферы, состряпанной немецким командованием и Румынией, загнанной в «треугольник смерти»...

 

Государственные преступники

Этот вид нарушителей законов характерен, кажется, только для Республики Молдова. Верховное руководство Молдовы достигло невиданных доселе высот в преступном отношении к собственному государству. Несколько десятилетий оно позволяет, чтобы публично, официально подрывались основы страны. В течение 27 лет самая важная сфера по формированию граждан, преданных Молдове – учебно-воспитательная – оставлена на произвол румынских грабителей чужих территорий и душ.

На протяжении 27 лет тысячи безграмотных так называемых «профессоров» оглупляют поколения молдаван тупостями из «истории румын», которая даже в Румынии не преподается. Высшая и единственная цель румынской образовательной системы, навязанной РМ, состоит не в том, чтобы обучать, воспитывать, а подготовить румынчиков. Константин Тэнасе с гордостью заявил еще в 2007 году: «Бессарабские школы стали фабриками румынчиков».

Сегодня «румынчики» стали румынскими амбалами, патологически ненавидящими все молдавское... Они уже голосуют за «унире». Пока на уровне махалы, но завтрашняя программа «marea unire» уже готова. При дремлющими и безразличными парламенте и правительстве.

Преступные структуры высшей власти страны: парламент, правительство, госбезопасность, прокуратура и т.д.. настолько румыносвихнуты и румыноограничены, что понятия не имеют, какой век на дворе и что происходит в мире... Подстрекая преступным бездействием всерумынскую оглушительную антимолдавскую кампанию «румынской унире», они подталкивают национальные меньшинства к «унире» с другими государствами.

Румынопродажные главари Молдовы тупо не понимают (или делают вид, что не понимают), что на волне антимолдавской преступной кампании «унире с Румынией» произойдет следующее:

 

·        Приднестровская молдавская республика со значительным количеством граждан России окончательно отдалится от Республики Молдова. Мосты в Рыбнице, у Дубоссар, Вадул луй Водэ, Гура Быкулуй, таможня у поворота на Варницу за полчаса станут межгосударственными барьерами... Зона Варница - Бендеры - Копанка перестанет принадлежать Молдове.

·        Населенные украинцами, да и молдавские, села на севере Молдовы давно ждут момента оградиться от угрозы румынизаторской чумы.

·        Гагаузская Автономная Республика воспользуется соответствующей статьей Конституции Республики Молдова и официально обратится к Турецкой Республике за политическим, экономическим и дипломатическим покровительством.

·        Тараклийский район, населенный болгарами, объединится с многочисленным, компактным анклавом болгар Буджака с центром в Болграде...

 

К этой погибели толкают страну молдаван кишиневские государственные преступники, ведомые реваншистской Румынией.

 

 «Унире состряпана в Бухаресте»

Действительно, в декабре 1917 года в оккупированном немцами Бухаресте начинаются переговоры захватчиков с румынской германофильской партией (лидер Ал.Маргиломан) об аннексии Бессарабии Румынией. За четыре месяца до румынского политического фарса «унире». Об этом сообщал 26  декабря 1917 года Ал.Маргиломан в «Note politice»: «Отредактированы проекты оккупации Бессарабии».

Уже в январе 1918 года, когда четыре румынские дивизии топили в крови Бессарабию, консерваторы (лидер Ал.Маргиломан) открыто говорили «о высшем интересе взятия Бессарабии». 3 марта, за 24 дня до румынского политического фарса «унире», Ал.Маргиломан писал в своем дневнике: «С генералами Презан и Хыржеу занимаемся Бессарабией...». «Итак, Ал.Маргиломан работал с военным министром и начальником генерального штаба румынской армии по созданию соответствующих военных условий для момента захвата Бессарабии», - писал позднее И.Цуркану.

Так как с 14 января 1918 года «Сфатул Цэрий существовал лишь на словах» (Н.Йорга), а всю власть в крае захватил генерал-оккупант Е.Броштяну, «так как молдавский блок (из Сфатул Цэрий) не мог организовать всю деятельность, связанную с «унире», не мог установить даже дату «унире», инициативу сколачивания «унире» и назначения даты ее провозглашения взяло на себя правительство Румынии и силы, которые ее поддерживали», то есть румынская армия, – писал И.Цуркану. - Конкретные условия осуществления «унире» лишний раз доказывают, что акт 27 марта1918 года был прежде всего итогом торга центрального блока (Германия и Австро-Венгрия) с Румынией, и что она («унире») была состряпана на самом деле независимо от Сфатул Цэрий».

 «... То, что нигде не записано – это болезненное чувство, что пронзило меня, услышав произнесенные председателем Совета министров (Ал.Маргиломан) слова: «Унире состряпано в Бухаресте», - вспоминал в 1938 году свои терзания  генерал М.Скина.         

Трудно объяснить, почему вся румынская пропагандистская рать развернула оглушительный тамтам вокруг «унире» уже в марте 1918 год, хотя весь мир знал, что по поводу аннексии Бессарабии Румыния и немецкое оккупационное командование сторговались еще в декабре 1917 года? Эта неприятная для румын истина еще раз была особо подчеркнута в газете «Steagul» (партии Ал.Маргиломана): «Недостаточно была повторена истина, которая завтра станет правдой истории: Бессарабия возвратилась под свободный стяг Румынии, благодаря переговорам в Бухаресте», между немцами и румынами за спиной молдаван.

 

Румыны сами удостоверили: «Оккупация Бессарабии была сомнительным актом!»

 «5 марта 1918 года Ал.Авереску заключил с Румчерод-ом соглашение, которым ... обязался эвакуировать войска в течение двух месяцев из Бессарабии. Остается лишь вообразить себе какой аргумент он дал большевикам против нас, потому что мы сами удостоверили официальным актом, что оккупация Бессарабии была сомнительным актом…», – вспоминал бывший премьер-министр И.Г.Дука.

Осенью 1939 года по поводу «сомнительного акта оккупации Бессарабии» бывший министр иностранных дел Румынии Н.Титулеску писал: «... Число тех (членов Сфатул Цэрий), кто голосовал за самоопределение (=«унире», аннексия) довольно незначительное по сравнению с воздержавшимися... Самоопределение  (=«унире») имело место, когда румынские войска оккупировали Бессарабию... Что еще хуже, этому самоопределению (= «унире») предшествовало письмо от генерала Ал.Авереску, ставшего премьер-министром, в котором он сообщал Советам, что румынские войска будут отозваны из Бессарабии...», – написал в своей книге И.Левит.

Американский историк Ч.Кинг в своей книге о Молдове писал: «Бессарабия – это единственная территориальная добыча, место которой в составе «великой Румынии» не было обеспечено никаким международным договором». Напоминая, что не только Советский Союз не признал присоединение Бессарабии к Румынии, Ч.Кинг уточняет: «Оно (присоединение Бессарабии) никогда не было признано западными государствами. Так как это соглашение (Париж, 28.10.1920 г.) не было ратифицировано Японией и не удалось убедить Соединенные Штаты Америки присоединиться к нему, оно, соглашение, осталось бесполезным юридическим актом».

Итак, на основе неопровержимых, добротно документированных, широко удостоверенных доказательств «... становится ясным: народные массы – молдаване Республики Молдова – должны быть исключены из числа факторов, которые участвовали в организации и осуществлении "унире"».

 «Унире» было совместной немецко-румынской разбойно-оккупационной акцией. Молдаване, граждане Республики Молдова были жертвами дикого произвола румынских оккупантов: массовых избиений, зверских истязаний, жестоких насилий, убийств без суда и следствия, тотального разбойного грабежа...

Воспроизведенные здесь, а также в книге «Кроника уней котропирь анунцате. Ромыния ымпотрива Републичий Молдова (Кишинэу, 2017) свидетельства, еще больше представленные в выходящем на днях сборнике Герасима Гидирима ««Униря» ши евениментеле анулуй 1918 дин Република Молдовеняскэ ын документеле Сигуранцей ши Арматей Ромыне», «доказывают без тени сомнения, что идея провозглашения «унире» именно 27 марта 1918 года не принадлежит бессарабским политическим лидерам... Эту инициативу – как и всю разбойно-политическую аферу – «унире» – проявило, повторяем, правительство Румынии и силы, которые ее поддерживали – румынские войска», –  написал Ион Цуркану в книге «Unirea Basarabiei cu Romînia».

 

Как мы защищаем нашу Молдову

Кто сегодня знает – и хочет знать – о грязном политико-территориальном торге Буфтя-Фокшань-Бухарест между Центральным блоком и Румынией, оказавшейся на грани исчезновения? Все сведения, жестко документированные, многие события и факты, до сих пор тщательно скрываемые, зафиксированы в книге «Хроника заранее заявленной оккупации. Румыния против Республики Молдова. 1917-2017 гг.», молчаливо запрещенной, пренебрежительно не принимаемой сетью книжных магазинов – все румынские.  Книга высокомерно отвергается влиятельными организациями, громко называющими себя «прогосударственными», но которые снисходительно относятся к антигосударственной антимолдавской реваншистской кампании «маря унире»...

Еще в 1918 году Н.Йорга прозорливо предостерегал: «Все народы в данное время стремятся обосновать свое происхождение, свое предназначение на земле, на которой возникли... И каждая группа людей должна иметь в своем распоряжении средства борьбы, чтобы защититься от тенденций уничтожить ее и захватить ее место...».

Молдова и молдаване с 1360 года располагают десятками тысяч письменных свидетельств, тысячами документов, выпущенных Канцелярией Молдавского Государства (см. серию DRH A. Moldova), бесценных двусторонних исторических соглашений, которые полностью и неопровержимо удостоверяют «происхождение и предназначение молдаван на земле, на которой родились и утвердились».

Эти неоспоримые доказательства являются самыми эффективными «средствами борьбы против тенденций нас уничтожить и захватить наши земли». Но это сокровище, уникальное по своему богатству и разнообразию, преступно отвергается местными политиканами-временщиками и безграмотными «интеллектуалами», покрывается идеологическим мусором «истории румын», которая ценится государственными преступниками из высших эшелонов власти Республики Молдова.

Последняя научно-популярная работа в защиту правды о Молдове, национального достоинства молдаван – уникальная в своем роде, крайне необходимая всегда, но особенно сегодня – «Адевэрата ши нефалсификата историе а унуй попор» (Подлинная, нефальсифицированная история народа) кавалера ордена Штефан чел Маре публициста Виорела Михаил была отвергнута – непостижимо! – составителями программы действий, посвященных 1918 году. Вместо того, чтобы издать массовым тиражом, всемерно популяризировать в СМИ, на конференциях, публичных представлениях, перевести на другие языки, эта богатая историческими информациями, идеологически равноудаленная,  душевно написанная работа пылится на рабочем столе автора.

Насколько нам известно, составителям программы еще 2 февраля 2017 года были предложены к изданию научно-популярные, небольшие по объему книги «Кроникауней котропирь анунцате. Ромыния ымпотрива Републичий Молдова. 1917-2017» и «Хэрць векь але Молдовей» были брошены в мусорную корзину...

Невероятно, но программа не содержит ни одного действия, ни одного упоминания о трагических для Молдовы и молдаван событиях 1918 года. В году нынешнем, когда Республика Молдова наводнена потоками антимолдавской, антигосударственной «объединительной» макулатуры, ни правительство, ни высокие инстанции не издают и не планируют даже выпустить хотя бы скромную брошюру, которая профессионально, документировано, не лозунгово-пропагандистски, а принципиально и достойно выступила бы в защиту Молдовы и молдаван...

Прав, очень горько прав Виорел Михаил, написав: «Я пишу и все пишу уже 25 лет статьи о моей стране. Но статьи о нашей стране в нашей стране не очень востребованы. Напротив, очень востребованными могут быть статьи, написанные против нашей страны...».

Василий СТАТИ, доктор исторических наук, председатель Патриотического движения «Про Молдова» 

P.S.  В утешение молдаванам, всем тем, для кого Молдова – их общий дом, сообщаем: вышел из печати исключительно ценный сборник впервые обнародованных документов, разоблачающие зверские преступления, совершенные сигуранцей и румынской армией в 1918 году под флагом «унире» в оккупированной Молдавской Республике: «”Униреа” ши евениментеле анулуй 1918 дин Република Молдовеняскэ ын документеле Сигуранцей ши Арматей Ромыне».  Этой смелой книгой, окончательно развеивающей «великую румынскую национальную ложь» под грифом «унире», автор Герасим Гидирим подтвердил, что есть и в Молдове мужественные люди. Хотя, зная в какой интеллектуальной клоаке мы живем, не завидуем ему.

Василий СТАТИ, доктор исторических наук, кандидат филологических наук

 

Комментарии (0) Добавить комментарии

  • x

    Уважаемая редакция МВ, вам не стыдно пачкать страницы свой газеты постоянными грязными, злобными статейками этого престарелого нквд-ста, сталиниста, сделавшего себе карьеру на уникальном по своему гнуснейшему замыслу и в то же время невообразимой тупости "молдо-румынском словаре-разговорнике" для туземцев из буркина-фасо (усраться можно какое достижение науки!), и на непрекращающейся истерии т.н. "молдо-государственников" типа додона, овце-молдо-казаха цыдри и им подобным, лопающихся прямо-таки от гордости и важности за свой несравненный, невиданный, ни с чем не сравнимый "молдо-патриотизм" наследников-идиотов страны советов?