Общество

Штефан Сусай - румын, который открыл молдаванам их самих

05.07.2019, 06:00
{Штефан Сусай - румын, который открыл молдаванам их самих} Молдавские Ведомости

В академической библиотеке имени Андрея Лупана прошла презентация новой книги ясского писателя Штефана Сусая «Chisinau-Moscova-Amur». Секрет ее успешности - в неординарной личности самого писателя, в его по-детски любознательной натуре и пронзительной искренности. В непосредственном взгляде на обычные вещи, которые открываются ему с новой стороны. В свободной и легкой манере изложения мыслей. В мягком и добром юморе, который читается сквозь строки. А еще - в огромной любви этого румынского исследователя молдавской жизни к селу, где, по словам Иона Друцэ, родилась вечность. 

Последний дом в СССР

Первая книга Штефана Сусая называлась «Последний дом в СССР». Вот как он рассказывает о сюжетах, которые легли в ее основу.

- В детстве с берега Прута я часто наблюдал за одиноко стоящим на другом берегу реки домом и за его хозяином. Мне было интересно: как там живут люди? Интерес этот пробудил во мне дед по материнской линии, корни которого затерялись где-то в России. Он часто рассказывал мне о жизни запрутских молдован. Когда, наконец, я сам смог перейти через Прут – а случилось это после развала СССР, - я спросил того человека: «Ты что там, в своем доме, делал? Чем занимался?». И он мне рассказал.

Позже, когда я прочел роман «Кладбище в Скулянах» русского писателя Валентина Катаева, мне захотелось сходить на кладбище, где был похоронен дед писателя. И я нашел человека, который по просьбе Катаева в свое время проводил писателя к месту захоронения. Он рассказал мне про встречу с Катаевым. И еще много чего любопытного узнал я тогда о жизни людей в Скулянах. Но мой писательский интерес связан не только со Скулянами.

Как-то в одной советской газете нашел я статью «Крестьянин строит дом». В ней повествовалось о Ларге - селе на севере Молдовы. Статья запала мне в душу. Больше десяти лет пролежала она у меня в столе. Однажды в воскресенье решил я отправиться в молдавскую Ларгу и попросил в примэрии: найдите мне, пожалуйста, этих людей. И нашли! Людей и дом. Его хозяева были потрясены. Я - еще больше.

Эту книгу мою завершало письмо к Иону Друцэ. Мне нравится, как он пишет о селе, и я напросился однажды к нему в гости. В 70-е, побывав в школе села Хорэшть, где училось около тысячи детей, Друцэ оставил в книге почетных гостей запись. Когда по возвращении из Москвы я отправился в эту школу, то обнаружил там лишь четверых учеников. Очень я расстроился тогда и увиденным поделился с Друцэ. Потому что без примэрии село как-то еще может прожить, а без образования, без культуры, без веры – нет.

Моя книга – исповедь о том, как было раньше и как  стало теперь. Но я не занимаюсь политикой. Я вижу, в каком состоянии в Молдове сегодня многие произведения искусства, особенно мозаики, выполненные известными мастерами на стенах домов культуры и автостанциях, и расстраиваюсь: как же можно было довести эти сокровища до разрушения?

Я был в шоке, когда в Кишиневе все же снесли находившуюся под охраной государства мозаику на стене дома культуры профсоюзов. Ведь можно же было использовать ее при новом строительстве – так поступают с архитектурными и историческими памятниками в цивилизованных странах. И я тут же задался вопросом: а какова роль генерального партнера, немецкой компании «Kaufland», решившей построить здесь торговый центр, на этом празднике антисанитарии? 

Культурное происшествие

Книга «Chisinau-Moscova-Amur» - продолжение темы, поднятой румынским автором в первой книге. Штефан Сусай задумал ее как поэтический сборник, который собирался издать еще в прошлом году. Остановило отсутствие иллюстраций. Идея пришла ему в голову после посещения художественной школы в любимых Скулянах, где он попросил детей нарисовать крестьянина. И они постарались, изобразив и самого автора в каракулевой кушме. Рисунки настолько понравились Штефану, что он решил проиллюстрировать ими свою книгу. Для этого пожертвовал ее содержанием - 70 процентов своих произведений пришлось удалить.

На деньги от издания сборника писатель решил оплатить год обучения будущим художникам. Сумма, конечно, не очень большая, но вокруг этого проекта Штефан Сусай объединил молдавских спонсоров, живущих в Румынии, – выходцев из Скулян и своих друзей из Румынии.

Это не единственный проект, который Штефан Сусай реализовал в селе, чтобы привлечь внимание жителей к необходимости сохранения культурных ценностей. Вот как он сам об этом рассказывает: «Я предложил ребятам: давайте сделаем «Литературную станцию Скулень». И мы придумали «литературный» автобус, который ездил с детьми по селу, а на станции, украшенной красивым мозаичным панно, у нас работал литературный кружок».

И когда люди с рынка интересовались у организатора: а что это случилось в нашем селе, Штефан Сусай со свойственным ему юмором отвечал: «происшествие, культурное происшествие!».

В другой раз он предложил сельскому примару в каком-нибудь из красивых домов, где сохранился традиционный молдавский колорит, создать сельский музей. «Хорошо бы, - отвечал тот, - но где такой найти?». «Пойдемте, что-то покажу, - поманил его рукой Сусай, и, откатив ногой камень, которым была приперта деревянная калитка, вошел во двор. «Надо же! – удивился примар. – Как же я раньше-то его не увидел!». 

«Библиотека компенсирует молчание взрослых»

Эту фразу Штефан произнес, когда кто-то из участников конференции, затронул тему его многочасовых «сидений» в библиотеке. Его увлеченность литературой началась со школьной скамьи в Яссах. «Мне задавали учить Эминеску, а я его не понимал, меня больше привлекал Маяковский», - говорил он и, похоже, не лукавил. Хотя и тот, и другой для детского понимания были не такими уж легкими. 

Маяковский, конечно же, привлекал его в блестящих переводах замечательного молдавского поэта и переводчика Андрея Лупана, который переводил также Пушкина и других классиков русской литературы - до них Штефан Сусай тоже доберется. 

Но особый интерес у него возникнет к самой личности Лупана,  в конце 80-х-начале 90-х удаленного из многих библиотек Молдовы. Он посвятит ему свои литературные исследования. А позже будет несказанно рад тому, что именно академическая библиотека имени Андрея Лупана – какое совпадение! - пригласит своих читателей на премьеру его новой книги.

Он будет увлечен также и творчеством забытого на молдо-румынском пространстве юного литературного дарования, который в начале 30-х годов творил под псевдонимом Александру Робот. Проведет огромную исследовательскую работу по поиску в библиотечных архивах Румынии и Молдовы блестящих публицистических статей и литературных творений, и она воплотится в первом томе издания, посвященного Александру Роботу. Уже готовится к изданию второй. Интерес этот настолько глубок, что наряду с писательской Сусай решает заняться научной работой и поступает в аспирантуру молдавского академического института филологии. Тема его докторской диссертации - «Журнал «Рампа» и сотрудничество Александра Робота с Ливиу Ребряну». 

Поэтический авангард Штефана Сусая

И все же почему Маяковский, почему Робот, откуда интерес у румынского писателя к русской поэзии серебряного века? А просто всех их объединяет нестандартность, особый, неповторимый, свободный стиль изложения, как в стихосложении, так и в прозе.

Жанр его произведений в книге «Сhisinau-Moscova-Amur» - верлибр. Это когда стихотворение написано не по правилам. «Автор верлибра свободен во всём, если не считать необходимости создавать хорошие стихи», - утверждал один из основоположников модернизма,  англичанин американского происхождения Томас Элиот.

Штефан Сусай и в жизни чурается всяких правил. Он вне политики и вне литературных течений. У него нестандартный взгляд на стандартные вещи. И, самое главное, он не боится выражать свои мысли вслух. Не каждому это нравится. Не все понимают его и в Молдове. Но, тем не менее, принимают таким, какой он есть.

На той же презентации довелось услышать: «У нас, бессарабцев, свое особое эмоциональное отношение ко всему русскому. Наши запрутские коллеги, да и мы тоже, восхищаемся, конечно же, произведениями Толстого и Достоевского, но у них это отношение отделено от другой части проблемы, связанной с историей - русской и румынской. Этим, скорее всего, и объясняется  особая страсть румына Сусая к России, куда он ездил, чтобы ходить по улицам и общаться с русскими людьми».

Но как бы не пытались «бессарабцы» объяснить для себя феномен Сусая, его интерес к Москве, к Сибири и к Амуру, который, по его словам, «бескрайний, как океан», они не перестанут уважать его за писательский талант, за умение смотреть в корень проблем и быть при этом неистребимым оптимистом. И они с готовностью по его просьбе за тысячу километров от Ясс будут продолжать доставлять ему через своих московских знакомых десятки томов изданных в России русских книг. А таможенники при пересечении границы будут встречать его шутками: «Это у вас машина или библиотека?». Штефан в ответ тоже будет отшучиваться: «Если не любите читать - к машине не подходите, это опасно». 

«Мне нравится любопытство, с которым Штефан перешел Прут»

Очень интересную характеристику на встрече в академической библиотеке Штефану Сусаю дала доктор хабилитат филологических наук, бывший ректор УЛИМа Елена Прус.

-  Все мы свыклись с движением из Молдовы в сторону Румынии. И очень мало людей приезжает, чтобы работать на страну Молдову, на ее укрепление и целостность. Штефан Сусай делает это своими книгами и проектами, своим присутствием в наших учреждениях и издательствах. Этот журналист, который пришел в литературу и видит людей через личности и события, порой делает для Молдовы больше, нежели те, кто живет в Молдове. Он едет в Москву и в Сибирь и открывает для себя их очарование, как это делают румыны, интересующиеся литературой и культурой России. И пропускает через себя творчество русских писателей, одних принимая, с другими споря. Мне кажется, он продукт нашего времени. 

Он открывает для себя то, что некоторые из нас идентифицируют себя молдаванами, некоторые румынами, другие молдо-румынами или русскими. Мы - люди, которые развивались во времени, мы – страны, которые стали другими. И Штефан в своих книгах пишет наши портреты. Мои деды родились в царской России, родители - в Ромыния Маре, я - продукт хомо советикус, а родина моих детей – здесь.  И все это происходит в четырех поколениях на маленьком клочке земли, который сегодня называется Республика Молдова.

Штефан как человек со стороны четче видит наши проблемы. Я думаю, что сегодня, может быть, не столь важно, кем мы себя ощущаем. А важно то, что все мы должны чувствовать себя европейцами и более толерантно относиться друг к другу – качество, благодаря которому в послевоенной Европе произошло примирение.

Мне нравится любопытство, с которым Штефан перешел Прут. Еще утром он был в румынских Скулянах, а вечером его уже встречали в молдавских Скулянах, где, как ему кажется, есть для него работа. Штефан Сусай, безусловно, символ нашего времени. Своей любознательностью он помогает взаимопониманию людей, а его книги их объединяют. Это своевременные книги!». 

Луч света в темном царстве

Участник читательской конференции, русскоязычный журналист, писатель и переводчик Олег Краснов, назвал Штефана Сусая явлением в молдавской литературе: «Мы живем в городе, разделенном на две части, между которыми не так уж много связей. Русскоязычные и румыноязычные авторы шапочно знакомы друг с другом, а творчество коллег знают плохо. Причин тому две: языковой барьер и почти полное отсутствие интереса друг к другу. Не говоря уже о том, что у русскоязычных по отношению к румыноязычным есть некоторая настороженность. А Штефан - луч света в этом темном царстве, потому что он искренне интересуется Молдовой, лоялен к русской культуре и вызывает любопытство у русскоязычных авторов. Мне интересно его творчество». 

«Именно в селах начнется наше возрождение, а не откуда-то с Востока или Запада»

В октябре прошлого года вечно занятый Штефан Сусай  нашел время, чтобы принять приглашение журналиста, телеведущей Елены Пахомовой-Левицкой на конференцию, посвященную сохранению культурного наследия Молдовы, которая прошла под эгидой президента Игоря Додона.

Выступление писателя было одним из самых запоминающихся. Он с болью говорил о культурных ценностях, которые находятся под угрозой исчезновения в Молдове, призывая собравшихся общими усилиями остановить этот беспредел: «Но для этого нужно ежедневно просвещать людей, рассказывать им об этих ценностях, подключая телевидение, интернет и газеты, привлекать их к чтению книг. Потому что для любого государства нет ничего более важного, чем культура и образование. Если мы не сохраняем культурные ценности, не инвестируем в образование и воспитание, развитие искусства, то такая страна не имеет будущего».

Елена Пахомова-Левицкая после знакомства с книгой Штефана Сусая посоветовала кишиневцам везти детей в деревню и показывать им, какова реальная жизнь. «Штефану нужно поставить нерукотворный памятник за то, что он делает, потому что он, человек с другого берега, открывает нам здесь нас самих, - сказала она. - Именно в селах начнется наше возрождение, а не откуда-то с Востока или Запада. Штефан приехал и объяснил: нам не нужно стесняться того, что мы молдаване, что мы - из села, этим можно только гордиться. И смотреть по сторонам нужно не только на экскурсиях в зарубежных поездках, но и в родном городе, селе, доме, во дворе... И тогда все вокруг оживет и расцветет».

Мария БУИНЧУК

Новости по теме

Все материалы →

Комментарии (0) Добавить комментарии


Новости по теме

Все материалы →