Расследование

Плахотнюк подсадил всю страну на иглу лотереи

19.05.2018, 05:35
{Плахотнюк подсадил всю страну на иглу лотереи} Молдавские Ведомости

В Молдове произошел передел влияния в игорном бизнесе.  Речь идет о больших деньгах: по данным ассоциации патронатов развлекательного бизнеса, за полтора года с 23 октября 2016 года молдаване потратили бы на азартные игры 600 миллионов лей. Но раньше эти деньги направлялись в молдавскую экономику. Сейчас игорный бизнес передали иностранцам. Половина из 3000 занятых в этой сфере профессионалов уже уехала за границу. А люди играют уже в онлайн-казино, и никто не спрашивает, сколько им лет и кому они платят налоги. В перспективе в азартные игры вовлекут все население страны, а игорный бизнес послужит масштабному отмыванию денег.

 

Унтилэ и Гимпу оказались «азартными Парамошами»

Молдова не Монако, но игорный бизнес у нас давно легализован. С 1999 года операторы работали в рамках закона об азартных играх. Лицензионный сбор оплачивался в республиканский бюджет, авторизация – в местный. С каждого игорного стола брали по 180 тысяч лей.

В 2009 году, когда к власти пришел Альянс за европейскую интеграцию, налоги подняли до 360 тысяч лей – в два раза. Но уже в 2010-м, по инициативе Вячеслава Унтилэ (ныне глава Счетной палаты) были внесены поправки: ставка налога на первые шесть столов снижалась вдвое - с 360 до 180 тысяч лей. Скандал разгорелся после того, когда и.о. президента Михай Гимпу закон о поправке  промульгировал, но парламент его работу не принял.

Те же либералы сняли ограничения на ставки местных налогов. Авторизация на размещение аптеки стоила 3 тысячи, заправки – 10 тысяч, зала игровых автоматов – 100 тысяч лей.

Плахотнюк и дети

28 июня 2016 года на заседании совета правящей коалиции ее координатор и основатель фонда «Edelweiss» Влад Плахотнюк предложил ввести жесткое регулирование деятельности казино и игровых залов, чтобы оградить молодое поколение от пагубного воздействия порока.

В сообщении в Facebook под заголовком «Пришло время защитить детей от страсти к азартным играм» Плахотнюк писал: «Конечная цель - защитить детей и оградить их от этого порока в том возрасте, когда они ещё не могут самостоятельно принимать решения об ограничении негативного воздействия. Безопасность детей должна быть приоритетом для всех нас, и я надеюсь, что экономические операторы, работающие в данной отрасли, с этим согласятся».

Что предлагали «киты» игорного бизнеса

Операторы поморщились, но пошли на диалог. Они два месяца встречались за «круглым столом» с представителями минфина, лицензионной палаты, налоговой инспекции, работали над проектом нового закона об игорном бизнесе. Ветераны бизнеса предлагали оставить на рынке пять-шесть крупных компаний -  социально ответственных, платящих налоги, легко контролируемых.

Говорили о запрете установки игровых автоматов в образовательных, религиозных, культурных, медицинских, детских учреждениях, жилых домах, автовокзалах и на рынках. О том, что игровые залы обязаны иметь минимум 20 автоматов с денежными выигрышами, а в населенных пунктах вне муниципиев – 10. Минимальный возраст игроков предлагали повысить с 18 лет до 21 года, ввести налог на вредность как некую социальную нагрузку на бизнес (так, например, в Румынии).

Контроль возраста посетителей предлагалось обеспечивать путем мониторинга видиокамерами и строгого контроля на входе. За допуск несовершеннолетних – лишение лицензии. Таким же было наказание и в предыдущем законе.

«Беня знает за облаву»

Но диалога не вышло. В ночь на 23 октября 2016 года закрыли 159 из 320 игровых залов. Еще 161 зал оказался закрыт. Были приостановлены лицензии 65 экономических агентов: их якобы выдали незаконно с помощью системы E-licentiere. Следствие установило, что пятеро сотрудников лицензионной палаты, включая замдиректора, превысили свои служебные полномочия, сообщил Monitorul.fisc.md. Минэкономики отстранило все руководство ЛП и приостановило процесс выдачи лицензий.

На самом деле работники ЛП просто переносили сроки оплаты лицензии на несколько дней на основании гарантийного письма компании с указанием срока оплаты. Самым большим задолжником оказалась фирма, владевшая казино. Ее работу приостановили, но казино открылось в январе 2017 года как ни в чем не бывало.

ЛП уведомила полицию о том, что лицензии 65 компаний сферы игорного бизнеса приостановлены. Полиция ночью, подняв несколько тысяч человек, выставила игроков и персонал из игровых залов и опечатала двери. Потом объяснили, что все игровые залы якобы обслуживали несовершеннолетних. Операторы говорят, что полиция специально направляла в залы игровых автоматов здоровенных на вид парней, которым, как потом выяснялось, не было 18 лет.

По закону приостановить деятельность игровых залов мог только суд, но он вынес решения только через месяц после закрытия. Ответом на претензии юристов были угрозы.

Задержанных работников ЛП отпустили, следствие прекратилось. Кстати в то время Лицензионную палату возглавлял ставленник ДПМ Октавиан Бодиштяну.

Игровые автоматы сдали на металлолом

Доходы в республиканский и местный бюджеты только от выдачи лицензий и авторизаций составляли 200 миллионов лей в год. А еще налоги подоходный и на прибыль, в социальный и медицинский фонды, 3000 рабочих мест… Все это мы потеряли.

Владельцам залов игровых автоматов пришлось демонтировать оборудования на сумму 5-6 миллионов евро. Только одна из компаний вложила более 600 тысяч евро в новые аппараты. После года простоя стало ясно: лицензий не будет. Тысячи аппаратов сдали на металлолом по 1,20 лей за килограмм.

Сырбу: «Главное - не прибыль, а жизнь и здоровье граждан».

Уже через два месяца, 16 декабря 2016 года, парламент принял в окончательном чтении закон об организации и проведении азартных игр.  Авторами проекта были демократы Сергей Сырбу, Валентина Стратан, Евгений Никифорчук и Валентина Булига, а также экс-коммунист Игорь Время и либерал Петр Косой. Представляя документ в парламенте, Сырбу подчеркнул, что главная цель - не прибыль, а «жизнь и здоровье граждан».

Новым законом ввели государственную монополию через ГП «Национальная лотерея Молдовы» на все азартные игры, за исключением казино. И это легко объяснимо: по статистике примерно 80-90 процентов игроков делают ставкина спортивных соревнованиях, 10-20 процентов - в игровых залах и только 5 процентов - в невиртуальных казино. Государство обязалось в течение года разработать систему онлайн-мониторинга, включающую мониторинг приобретения фишек каждым играющим, сумм выигрыша и проигрыша.

Какой все это был цинизм – показали дальнейшие события.

Игорный бизнес по-молдавски как отмывание денег

В цивилизованных условиях в игровых залах должен вестись учет денег, включенных в игру игровым аппаратом, подключенным к сетям налоговой инспекции. Так работают во многих странах. В Румынии такую систему внедряли пять лет, в Белоруссии – семь.

При онлайн-мониторинге получить большой выигрыш и отмыть деньги можно только в том случае, если систему контроля - от игорного аппарата до налоговой инспекции - контролирует тот, кто ее запустил. В условиях государственно-частного партнерства это - государство. Оператор игрового бизнеса может запрограммировать выигрыш при самом малом вкладе игрока.

Так организуется отмывание денег. Выигрыш может быть любым - миллион, два, три и т.д.. С него уплачивается подоходный налог в 18 процентов, остальные деньги будут отмыты, и все забудут об их происхождении.

«Доходное место» отдали на откуп иностранцам

В августе правительство приняло незаконное постановление о введении государственно-частного партнерства для развития деятельности АО «Национальная лотерея Молдовы». Кто выиграет конкурс - бывшим операторам игорного бизнеса было известно за восемь месяцев до подведения итогов.

Агентство публичной собственности продлило конкурс с 20 октября 2017 до 22 февраля 2018 года. Пакет стандартной документации приобрели семеро экономических агентов и физических лиц, однако технические и финансовые оферты представили только два участника. С ними конкурсная комиссия и заключила договоры о государственно-частном партнерстве: 23 апреля были подписаны два контракта на 15 лет.

Первый контракт - на «электронный покер» - выиграла компания «Novo Gaming M Technologies», входящая в состав австрийского консорциума «Novomatic», принадлежащего 71-летнему австрийскому миллиардеру Иоганну Графу. По данным Monitorul.fisc.md, ежегодный оборот компании - 2,3 миллиарда евро. В ее офисах, открытых в 45 странах мира, работают 25 тысяч сотрудников. Фирма производит оборудование, которое продается в 70 странах,  управляет 260 тысячами игровых терминалов и терминалами видеолотерей в 2,1 тысячи игровых залах.

Второй контракт - по развитию сегмента лотерей и пари на спортивные состязания в AО «Loteria Naţională a Moldovei» - заключен с болгарскими компаниями «New Games AD», «National Lottery AD» и «NGM SPC Limited» (непосредственно с последней). Все они являются частью «National Loterry AD» - крупнейшего в Болгарии лицензированного игрового оператора, чей оборот за последние три года достиг 650 миллионов евро.

В стране с 7,1 миллиона населения эта фирма выдала выигрышей на 600 миллионов евро. Принадлежит она болгарскому предпринимателю с нехорошей репутацией Василю Крумову Божкову. Предполагается, что он является возможным связующим звеном в цепочке отмывания денег. На WikiLeaks опубликованы документы о вовлеченности Божкова «в отмывание денег, мошенничество с приватизацией, запугивание, вымогательство и рэкет», но обвинение ему не предъявляли. Божков занимается бизнесом на азартных играх с 1991 года, открыл казино в крупнейших отелях Софии, создал агентство спортивных ставок «Еврофутбол». В 2006 году польский журнал «Wprost» оценивал его состояние в 1,5 миллиарда долларов.

По соглашению между РМ и двумя консорциумами 75 процентов доходов от лотерей и 51 процент от «электронного покера» получит национальная лотерея Молдовы. От спортивных ставок консорциумы получат 90 процентов дохода. Два «живых» казино остались не у дел: это неинтересный громоздкий бизнес с низкой рентабельностью.

Цели мнимые и реальные  

Оппозиция указала, что главным для власти был передел рынка. Но истинная цель намного порочнее.

«Игорный бизнес по доходности стоит в одном ряду с наркоторговлей, продажей оружия и людей, - рассказал «Молдавским ведомостям» доктор экономики  Михаил Пойсик. – Он опасен, как опасна наркомания. Патологическая склонность к азартным играм квалифицирована как болезнь - лудомания.

Если бы власть стремилась снизить пагубное влияние игорного бизнеса - казино и игровые залы вывели бы за пределы столицы. Худший вариант - зона отдыха Вадул луй Водэ, это слишком близко. Желательно подальше. Одно дело, когда однорукий бандит у вас под боком: вы спустите деньги вмиг. Другое дело, когда нужно добираться за сто и более километров в специальные зоны, где есть и другие заведения, способствующие выработке гормона удовольствия.

Как правило, такие зоны строятся для богатых людей, зараженных лудоманией. В Европе это княжество-государство Монако с населением 40 тысяч человек. В США - Лас Вегас. В России - пять игровых зон. Казино размещают в пятизвездочных отелях. Принимают и другие меры с целью отдалить детей и подростков от игорного бизнеса.

Я глубоко убежден, что в Молдове игорный бизнес решили прибрать к рукам. Сначала всех закрыли под девизом борьбы за жизнь и здоровье людей, а потом лакомый кусок передали в рамках государственно-частного партнёрства».

Страна обменных касс, кредитных офисов и пунктов продажи лотерейных билетов

Компания «NGM SPC Limited» создаст в Молдове сеть из 1500 пунктов продаж лотерейных билетов - вместо действовавших ранее 120. Плюс еще 120 пунктов продаж лото. Общая сумма инвестиций - шесть миллионов евро на первом этапе, через пять лет - 40 миллионов евро.

В первые три года «National Loterry AD» планирует обеспечить ежегодный рост продаж в 150 процентов, в последующие годы – в 50 процентов ежегодно. Это означает, что продажа лотерейных билетов будет проводиться везде – в  почтовых отделениях, аптеках, продовольственных магазинах. Такие навязчивые методы продажи используются в Болгарии.

Эти масштабные планы противоречат озвученной ДПМ и «координатором» цели «защитить детей». На иглу подсадят самых слабых, купить лотерейный билет можно будет в точках шаговой доступности, азартные игры охватят всю страну. И тогда очень трудно будет объяснить людям, что деньги должны зарабатываться трудом.

Марина ТИМОТИНА

Комментарии (0) Добавить комментарии

  • x

    Отмытые миллионы беглого Евгения Шевчука.

    18.05.2018

    Экс-президента Приднестровья судят в республике за фирмы-прокладки, через которые уходили бюджетные деньги.

    В непризнанной Приднестровской Молдавской Республике (ПМР) начинается беспрецедентный процесс над бывшим президентом Евгением Шевчуком. Суд пройдет заочно: экс-президент не находится на территории республики и в конце прошлого года был объявлен в розыск. Ранее он бежал из Приднестровья в сопредельную Молдову и проживал в Кишиневе под охраной молдавской полиции. Сейчас он, по некоторым данным, в России. «МК» выяснил, в чем обвиняется Шевчук.

    О том, что уголовное дело Шевчука направлено в суд, заявил 16 мая в ходе отчета перед Верховным советом прокурор ПМР Анатолий Гурецкий. При этом он подчеркнул, что оно не несет никакой политической окраски.

    Напомним, второй президент Приднестровья покинул свой пост в декабре 2016 года после поражения на выборах. В конце июня 2017 года Верховный совет ПМР принял решение лишить его неприкосновенности и привлечь к уголовной ответственности. В ночь на 28 июня, накануне сессии парламента, где он должен был дать объяснения по выдвинутым против него обвинениям, экс-президент ночью на лодке переплыл через Днестр и бежал в Кишинев под покровительство местного алигарха Плахотнюка. Там он заявил, что на него якобы готовилось покушение, и был взят под охрану полицией. В Тирасполе против него было возбуждено шесть уголовных дел. Под действие приднестровского закона о заочном рассмотрении уголовных дел подпадают два: по удержанию 30% зарплат и пенсий населения и по коррупционным схемам на госпредприятии. Эти дела могут рассматриваться без обвиняемого.

    Обвинения в адрес Шевчука в эксклюзивном интервью «МК» в конце прошлого года прокомментировал премьер-министр ПМР Александр Мартынов. Он пояснил, что во времена президентства Шевчука «значительная часть средств не доходила до бюджета. Через различные схемы денежные средства выводились с государственных предприятий, из финансовой системы государства». Средства выводились с крупнейших предприятий ПМР: Молдавского металлургического завода (ММЗ) в Рыбнице, Приднестровской железной дороги, предприятий сферы естественных монополий — таких как электрические распределительные сети, водоканал, распределительная компания «Тираспольтрансгаз Приднестровье».

    «За предыдущие 5 лет эти предприятия обросли фирмами-посредниками, через которые выводились оборотные средства. Например, с ММЗ за два года было выведено около 50 миллионов долларов США оборотных средств. По состоянию на начало 2017 года этот завод фактически прекратил свою работу», — пояснил премьер.

    Через эти фирмы-посредники (их обычно именуют «прокладками») оборотные средства приднестровских предприятий выводились в офшоры. При этом люди, которые выстраивали все эти коррупционные цепочки, назначались на эти предприятия при явном покровительстве Евгения Шевчука. Например, на ММЗ «рулил» друг Шевчука казахский бизнесмен Талгат Байтазиев, которого называли главным «казначеем» экс-президента. Утверждали, что Байтазиев был даже «посаженым отцом» на свадьбе Шевчука с экс-главой МИД ПМР Ниной Штански.

    Общий объем выведенных при Шевчуке из ПМР средств может, по оценке Александра Мартынова, достигать сотен миллионов долларов. В результате чего в тот момент, когда он занял пост премьера, положение дел в экономике Приднестровья было критическим: «Дефицит бюджета в процентах к ВВП составлял 25%, причем 10% из них — это был дефицит, не обеспеченный реальными источниками финансирования. Отрицательное сальдо валютных активов Центрального банка — более 40 миллионов долларов».

    Настораживает только одно. Расследование в отношении экс-президента ПМР было завершено еще в марте. По сообщению Следственного комитета ПМР, уголовное дело по обвинению Шевчука было передано в Верховный суд для рассмотрения по существу еще 27 марта 2018 года. С чем связано то, что за прошедшее время суд так и не начинался? Не хотелось бы думать, что к делу подключились высокие покровители Шевчука из РФ, которые у него там, несомненно, имеются.