Расследование

Лариса Шорина: «Мы все равно будем вместе!»

05.09.2014, 06:00
{Лариса Шорина: «Мы все равно будем вместе!»} Молдавские Ведомости
На презентацию уникальной книги об истории бессарабских архипастырей не пришел ни один священнослужитель

Кто забыл, а кто и не знал: русская и молдавская духовность, подобно стеблю и цветку, имеют один корень. Об этом, документально подкреплённая, ведётся речь  в недавно изданной книге в недавнем прошлом молдавского учёного, доктора искусствоведения, ныне сотрудницы Фонда Питирима Сорокина Ларисы Шориной, ведущей рубрику «Забытые имена» на сайте «Лица России».

Книжка, презентация которой состоялась в РЦНК в конце минувшего лета, называется длинно и исчерпывающе: «Под одним омофором: очерки о деятельности иерархов Русской православной церкви на территории Бессарабии в 1813 – 1918 гг».

 

Окормляя, не кормились, а были кормчими

 

Читателю представлена галерея портретов архиереев, которые в течение ста лет с лишним российского владычества в Бессарабии не дежурно окормляли здешнюю паству, а концептуально выстраивали церковную жизнь окраины, народ которой до наших дней сохранил воспитанную тогда богобоязненность.

 

Как кормчий среди рифов и мелей ведёт свое судно, так и иерархи помогали местным христианам избегать падений духовного плана. На протяжение целой эпохи бессарабские владыки передавали епархию друг другу из рук в руки, словно соревнуясь в том, кто больше отдаст ей жара души и любви. Были среди них и строгие администраторы, и «сухари», и мягкосердечные «народные любимцы», но все стеной противостояли натискам тьмы. Они сталкивались, в общем-то, с одними проблемами (отсутствие или обветшалость храмов, малообразованность духовенства и прихожан и др). И трудились над их решением не покладая рук. Смело доставали собственный архипасторский кошелёк и отдавали его содержимое на нужды церкви, строительство храмов, больниц, обучение сирот. И славились скромностью, порой аскезой в быту, так что никому и в голову не пришло бы записать их «в миллиардеры».

«И плодоношение длится до сих пор, - рассказала Лариса Шорина. - Культура и интеллигенция в то время стояли на прочном фундаменте православного мировоззрения, того, что мы осторожно называем «русским миром» и который со всеми своими правилами существует по сей день. И разрушить его вряд ли удастся. Это была не смена лиц, а единое дыхание, один биоритм иереев Бессарабии РПЦ. И духовное притяжение их продолжается. Ярких фигур среди них было так много, что чуть начнёшь о ком-то говорить, тут же следует погружение в детали, а уходить в них особо нельзя - места в книге мало. По национальности тогдашние первосвященники были кто молдаванин, кто украинец, кто русский, но все до одного позиционировали себя как чада РПЦ, объединённые верой в Бога и стойкостью в отстаивании догматической чистоты православия. Под эгидой церкви здесь основывались и образование, и храмостроительство, происходило становление художественной литературы. Расцвет Бессарабии был основан именно на этом фундаменте».

Муж исследовательницы, консультант книги, политолог и публицист Виктор Жосу метко назвал это издание «учебным пособием по епископскому служению». Действительно, иерархи прошлого всей своей жизнью писали это пособие и тем самым задали такую высокую планку, что опускать ее современным деятелям церкви было бы грешно и непростительно. А поднятые в книге кровоточащие темы того времени остро актуальны и сегодня.

 

Строили, учили, врачевали, укрепляли

 

История молдавской государственности - это история православия. Такой заповедовал потомкам свою Молдову «рыцарь Христа» Штефан Великий. Но время шло, враги  наносили этой вере рану за раной. Пока в XIXстолетии православная Бессарабия не оказалось под крылом православной России. Так с облегчением думалось тогда народу маленькой страны. Так видится многим и сейчас, но их никто не спрашивает и не слушает...

Состояние церковной Бессарабии к появлению на горизонте грандиозной фигуры ее первого митрополита Гавриила (Бэнулеску-Бодони, служил в этом чине с 1812 по 1821), было близко к нулю. За без малого десятилетие он превратил Пруто-Днестровское междуречье с разноподчинёнными землями в единую самобытную губернию Российской империи.

А сердцем митрополии сделал Кишинев - выкупил его и определил центр будущей губернской столицы, основав «митрополичий квартал», от которого город пошёл «растекаться» во все стороны. Это архитектурно-духовное ядро постепенно приросло духовными семинарией и типографией, сетью церковно-приходских и монастырских школ, училищ, библиотеками, богадельнями, приютами, больницами. Хлопотами владыки Гавриила были отменены все налоги и повинности для духовенства края.

С момента Гавриилова служения христианское мировидение стало пронизывать каждую клеточку этой российской провинции. Батюшки с амвонов принялись без устали обличать пьянство, невежество, гордыню, сутяжничество и прочие грехи, наладился учёт и контроль храмовых доходов и расходов, были созданы церковные хоры, - словом, жизнь закипела.

О следующем архипастыре Димитрие (Сулиме, 1821-1844) народ вспоминал с нежностью. Он совершил подвиг любви, начав переводить на молдавский язык псалтири, катехизис, служебники и требники, напечатал русско-молдавский словарь. Учил священников быть для людей не требоисполнителем, а добрым пастырем, отцом, успокоителем. Сам жил  в флигельке рядом с резиденцией. Во время правления этого мягчайшего духовного водителя в Кишиневе поселился молодой изгнанник Пушкин. Именно владыка Димитрий осуществил задуманное предшественником строительство величественного кафедрального собора, собрав требуемую колоссальную сумму. Любопытно, что на колокола казна отдала старые турецкие пушки. В те же годы поднялась на площади и Триумфальная арка (Святые врата) в честь победы русской армии над турками.

Новый сменщик архиепископ Иринарх (Попов, 1844-1858) был искусным управленцем и   отличался волей, бесстрашием, требовательностью к себе и другим. Он стал искоренять презрительное отношение вышестоящего духовенства к рядовым, наводить дисциплину.

Архиепископ Антоний (Шокотов, 1858-1871) считался образцом отеческой ласки и доброты.  Он застал немало церквей под соломенными крышами, со стенами-плетнями, снаружи безобразными. Во исправление чего положил много трудов. Он закрепил статус крестных ходов с Гербовецкой чудотворной иконой Богоматери. История святыни такова: в 1790 году в Гербовецкую обитель к игумену прибыл его приятель из Подмосковья полковник Албадуев. Сев на необъезженного коня, гость упал и от ран скончался. Был похоронен при монастыре. Родные подарили обители старинную семейную икону Божьей матери. Насельники вскоре заметили, что при пожарах она не горит, стала мироточить и творить исцеления. В крестных ходах с этим чудотворным образом единый духовный порыв роднил паству и пастырей.

При Антонии стал издаваться первый в Бессарабии журнал - уникальные «Кишиневские епархиальные ведомости», причём поначалу на русском и молдавском языках.

Архиепископа Павла (Лебедева, 1871-1882) обвиняли в русификации церкви, что было признано ошибкой. Его заботами открылось столичное реальное училище. Экзарх протестовал против безобразной эксплуатации людей на табачных плантациях, где в одном помещении селили женщин, мужчин и подростков, последствиями чего стало появление множества незаконнорождённых детей у девиц 15-16 лет. Привлекал к пожертвованиям не только светских дарителей, но и монастыри. Увещевая толстосумов жертвовать на бедных, говорил: «Богатый человек - только приставник к богатству, которое дано ему не для удовольствий плоти, а для развития в себе высших стремлений духа и помощи людям» (современным олигархам кто бы подобное внушал? - Ред.). В церковной среде его называли «апостолом Бессарабии».

Архиепископ Неофит (Неводчиков, 1892-1898), опытный миссионер, поставил вопрос об издании русско-молдавского словаря, книг для народа, Нового завета в переводе, устраивал паломнические поездки на Святую землю. Епископ Иаков (Пятницкий, 1898-1904) проявил смелость, сказав: «Возвышенное богослужение наше из-за пристрастия к умершему языку превращается в непонятное словоизвержение. Сельские пастыри выражают жалобы. Но помочь этому горю бессильны».

Епископ Владимир (Сеньковский, 1904-1908) вступил в должность в крайне наэлектризованной предреволюционной атмосфере, когда в Петербурге свирепствовали бомбисты. Владыка Владимир прилагал усилия для издания брошюр на молдавском и гагаузском языках, и в самом клире появилось огромное множество молдоязычных пастырей. Он привязывал к себе паству простотой и душевностью. При прощании с ним жена одного из офицеров крикнула преосвященному, уезжавшему на поезде: «Ты нас из нигилистов сделал христианами!».

Епископ Серафим (Чичагов, 1908-1914), петербуржец, потомок старинного дворянского рода, благословлённый на служение Богу своим духовником Св. Иоанном Кронштадским, оказался в Кишиневе в последние годы единой страны. Ключевым требованием нового экзарха был посыл: в центре мира православного человека стоит глубокая молитва. Все остальное - производное от духовного состояния. Он с места в карьер стал критиковать недостатки в приходской жизни, с удесятерённой энергией сражаясь за души пасомых. Например, энергично выступил против нововведения, при котором налаженную сеть церковно-приходских школ передали минобразования (говорил, что в просвещении нуждается не столько человеческий ум, сколько душа и сердце).

Чтобы Церковь победно заявляла о себе во внешнем пространстве, Серафим распорядился сделать электроподсветку креста на куполе кафедрального собора. Дивно засиял огненный крест над грешной землёй. А в 1910 году задумал проект века - постройку Епархиального дома (позже названного Серафимовским), которому отводилась роль просветительского учреждения.

Церковная жизнь при владыке Серафиме развивалась в Бессарабии ровно и поступательно. Народ был обучен грамоте, физически здоров, трудолюбив, честен, глубоко религиозен, усердно посещал храм Божий, строго соблюдал чистоту семейной жизни. Архипастырь незаметно проводил трудную, ажурную, тонкую пасторскую работу, за которую ему были безмерно благодарны. Но последовали неумолимые трагические события (старт которой дала   первая мировая) усилиями людей, безумно торопившихся преобразовать мир без молитвы и упования на Бога. Владыка Серафим противостоял этому вплоть до своей мученической кончины в 1937 году, за что был канонизирован РПЦ как священномученик.


Нужен перевод на молдавский

 

Вековой труд возделывания духовной почвы этих мест не мог пропасть даром - народ здешний в целом остался тёплым, мирным и добрым.Но,увы! - сегодня в Молдове нет  былой симфонии взаимодействия пастырей и паствы. Общество гибнет без духовного водительства.

Далеко ходить не надо: на презентации в зале РЦНК, по идее, должно было быть тесно от сутан и ряс, но в реальности никто из приглашённых священнослужителей не явился. Может, хотя бы потом поинтересуется кто, позвонит в офис Россотрудничества и попросит книжку. Тем более, что распространяться она будет бесплатно. (Тираж - 1000 экземпляров, РЦНК получило 400). Выражаем также пожелание перевести это великолепное исследование на молдавский язык - всегда найдутся среди автохтонного населения пытливые умы, для которых открывшаяся историческая правда будет иметь эффект разорвавшейся бомбы. 

Доверие вызывают слова Ларисы Шориной о том, что «как бы наше пространство ни торпедировалось агрессией, слишком сильны поля притяжения. И наши православные народы все равно будут вместе».

Наталья СТЕНИЧЕВА

 

 

Автор книги Лариса Шорина призналась, что не дерзнула писать историю церкви в нашем краю, а всего лишь наметила, обозначила тему. Как родилась эта затея? Отдел внешних церковных сношений РП Ц к прошлогоднему 200-летию Кишиневско-Хотинской епархии «с полупинка завёл эту историю», а Фонд «Русский мир» поддержал ее материально. Бусинка к бусинке, камешек к камешку начала Лариса Шорина сбор материала, а затем честно, объективно, деликатно изложила его весьма читабельным языком. Увы, по нерасторопности к юбилею не успелось.

***

Омофор - деталь богослужебного одеяния епископа, представляющая собой широкую ленту, которая символизирует заблудшую овечку, принесённую домой добрым пастырем на плечах, то есть спасение рода человеческого Христом. В метафорическом смысле «быть под омофором» означает находиться под покровительством.

 ***

Епархиальный дом - самое красивое в Кишиневе здание в византийско-русском стиле - построили всего за год и четыре месяца. С магазинами, залом для заседаний и концертов, библиотекой и читальней, церковным древлехранилищем, классами и общежитием для учеников-псаломщиков. В восточной части был помещена копия иконы «Христос в белом хитоне», написанной самим Серафимом. Он, к слову, не только писал образа, но и сочинял духовную музыку, фотографировал. В 1913 году во время торжеств по случаю столетия кишиневской духовной семинарии была организована выставка из 80 работ ее воспитанника, будущего скульптора Александра Плэмэдялэ. Фото: Оldchisinau.com

 

Новости по теме

Все материалы →

Комментарии (1) Добавить комментарии

  • x

    статья очень понравилась.Многого из неё узнал впервые. Интересно прочитать. Как приятно что еще есть такие люди.Спасибо!!


Новости по теме

Все материалы →