Закон

Конституционно ли все-таки увольнение пенсионеров?

09.11.2018, 06:00
{Конституционно ли все-таки увольнение пенсионеров?} Молдавские Ведомости

Журнал «Кадры и заработная плата» опубликовал статью Тудора Капша, доктора трудового права, государственного советника первого класса под названием «Насколько конституционно увольнение пенсионеров».

Автор комментирует закон № 188 от 21 сентября 2017 года: парламент внес пункт у1 и дополнил часть (1) статьи 86 Трудового Кодекса. В итоге работодатель получил право уволить любого работника - от дворника до главного бухгалтера - только на том основании, что тот пенсионер.

Эту бесчеловечную норму Тудор Капша пытается оправдать, хотя она противоречит Конституции (конкретно - части (1), статьи 4, статье 4, части (1) статьи 8, статьям 16, 20, 28, части (1) статьи 43, частям (1), (2) статьи 46, статьям 47, 54). Противоречит она и международным конвенциям, стороной которых является Республика Молдова.

И как же Капша пытается защитить тех, кто дал право выбрасывать нищих пенсионеров на улицу? Ссылается на то, что Конституционный суд очень давно разрешил увольнять педагогов-пенсионеров!

В скобках уточню: был признан конституционным пункт е) части (1) статьи 301 ТК РМ, позволяющей работодателю увольнять педагогических работников, которым назначены пенсии по возрасту, - постановление Конституционного суда № 5/ 203 «О контроле конституционности статьи 301 ч. 1) п. е) Трудового Кодекса № 154-XV» от 28 марта 2003 года в редакции закона № 91 от 26 апреля 2012 года «О внесении изменений в некоторые законодательные акты».

И тут – внимание! - Капша ссылается на часть (1) статьи 8 ТК РМ, закрепляющую принцип равноправия всех работников и запрещающих любую или косвенную дискриминацию. Действительно, все работники равны, и если можно увольнять педагогов – значит, можно увольнять и всех прочих пенсионеров!

Затем Тудор Капша цитирует часть (2) статьи 8 ТК РМ: не является дискриминацией установление различий, предпочтений или отдельных прав для работников, обусловленных требованиями, специфическими для данного вида труда или предусмотренных действующим законодательством, либо особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышении социальной и правовой защиты.

Но разве это дает основание считать соответствующим Конституции и международному праву пресловутый пункт у1, позволяющий увольнять любого пенсионера – от грузчика до главного бухгалтера, программиста или врача?

При этом законодатель ограничил пенсионеров в реализации права на защиту в суде от увольнений в связи с достижением пенсионного возраста. А это также противоречит Конституции РМ и международному праву.

А конкретно этот самый пункт у1противоречит:

* Статьям 1.1., 2, 4 МОТ № 111 от 14.06.1958 года «О дискриминации в области труда и занятий».

* Статье 4 МОТ № 158 от 02.06.1982 года «Опрекращении трудовых отношений по инициативе предпринимателя», ратифицированными парламентом РМ.

* Статье 23 Всеобщей декларации прав человека, принятой ООН 10 декабря 1948 года, положения которой, согласно статье 4 Конституции, с августа 1994 года стали частью Основного закона РМ.

* Статям 5, 6 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, принятого 16 декабря 1966 года на Генеральной Ассамблее ООН, согласно которым трудовые отношения с работниками не подлежат прекращению, за исключением законных обоснованных оснований для такого прекращения обусловленного способностями или поведением работника или вызванного необходимостью предприятия, учреждения, службы, организации.

* Статье 8 Европейской конвенции защиты прав человека и основных свобод.Европейский суд в своей практике рассматривает трудовые отношения, возникшие на работе, достижения, награды и заслуги как социальные связи (включительно дружеские, профессиональные, коллегиальные и иные), а также и достижения и успехи на работе как реализацию основного права человека на его частную жизнь. И это правоограничивается пунктом у1, вводящим возрастной потолок для лиц достигших пенсионного возраста.

* Статье 1 Протокола 1 Европейской конвенции защиты прав человека и основных свобод. Согласно практике Европейского суда назначение и выплата пенсии высоким судом рассматривается как реализация права человека по достижении пенсионного возраста беспрепятственно пользоваться своим имуществом, которое он (пенсионер) законно добыл за счет выплаты из тех отчислений от заработной платы работника, которые он осуществлял в социальные и пенсионные фонды за период всей трудовой деятельности. Высокий Суд уточнил, что выплаты пенсии не зависят от того прекратил работник-пенсионер или продолжает осуществлять свою трудовую деятельность.

Отмечу общеизвестный факт: согласно статье 13 ТК РМ в случае, если международными договорами, соглашениями, конвенциями или иными международными актами, одной из сторон которых является Республика Молдова, предусмотрены иные положения, нежели содержащиеся в кодексе, приоритет имеют международные нормы.

Вот почему безосновательная ссылка Тудора Капши на Ди⁠рективы ЕС - 2000/78 и 1999/70. Эти ди⁠рективы направлены на исполнение законодательных актов Европейского Союза, которые как раз защищают права трудящихся, достигших пенсионного возраста. Равно как и статьи 4, 5, 24 Хартии Сообщества об основных социальных правах трудящихся (подписана в Страсбурге 9 декабря 1989 года), статья 7  пунктов 1, 2, статьи 15, 20, 21, 25, 30, 31, 47 Хартии Европейского Союза об основных правах (подписана 7 декабря 2000 года в Ницце), к которым Республика Молдова отказывается присоединяться. Отказывается наша страна присоединяться и к Протоколу 12, запрещающему дискриминацию (подписан 04 ноября 2000 года в Риме) к Европейской конвенции защиты прав человека и основных свобод.

Все это позволяет однобоко и предвзято трактовать национальное и международное законодательство в ущерб правам и интересам граждан Республики Молдова. Все это позволяет чиновникам продвигать дискриминацию, отказывая пенсионерам в праве на труд, игнорируя их желание, способности и необходимость трудиться тем, кто получает мизерную пенсию.

К примеру, статья 24 Право Европейской Социальной Хартии от 03.05.1996 годагарантирует защиту в случае увольнения, а именно - право всех работников не быть уволенными без достаточных оснований, связанных с их способностями либо с поведением, либо с производственными потребностями предприятия, учреждения или организации.

Право работодателя увольнять работника по достижении пенсионного возраста в Конвенциях Европейского Союза,  которые являются обязательными к исполнению под угрозой применения санкций, не предусматривается.

Неправомерна ссылка Тудора Капши на рекомендацию № 62 МОТ: она упразднена (источник: http://оон.рф/ru/news/20180606/06372.html).

Хочется также отметить, что пункт  у1 создает неравенство пенсионеров по сравнению с более молодыми работниками в ситуациях, когда индивидуальный трудовой договор заключается на неопределенный срок. Законодатель предлагает (пункт f) части (1) статьи 55 ТК РМ) пенсионеру выполнять ту же работу на других, более ущербных условиях, а именно - на условиях срочного трудового договора. Это ставит пенсионера в ущербное положение, унижает его достоинство, вынуждает соглашаться на дискриминационные, худшие условия, меньшую оплату за равный труд, меньшую социальную защищенность. Это создает почву для эксплуатации лиц пожилого возраста на дискриминационных условиях с уменьшением оплаты за равный труд под угрозой немедленного увольнения.

Униженному положению пенсионеров способствуют низкие пенсии, размер которых в среднем около 1300 лей, что составляет около 40 процентов от минимального прожиточного минимума, составляющего около 1858,60 лей (данные НБС за второй триместр года. При этом данные по пенсиям явно завышены: реальная среднемесячная пенсия по возрасту составляет 800-1000 лей, а прожиточный минимум - более 3000 лей, а это означает, что пенсия лишь на треть покрывает минимальный прожиточный минимум. Нищета вынуждает пенсионеров работать за гроши – лишь бы оплатить коммунальные услуги.

В сущности, законодатель возложил на пенсионеров обязанность возвращать украденный из молдавских банков миллиард евро. У них есть выбор: либо отказаться от мизерных пенсий, либо соглашаться на работу в дискриминационных условиях по срочному индивидуальному трудовому договору с более низкой зарплатой.

Массовое увольнение лиц достигших пенсионного возраста, не является мерой защиты национальной безопасности страны. Нет законного основания для прекращения пенсионером трудовой деятельности - достижение пенсионного возраста не влияет отрицательно на способности или поведение работника,  а является банальной ситуацией, обеспечивающей работодателю больший доход за счет установления дискриминационных условий труда. Таким образом, законодатель возложил на лиц пенсионного возраста, а не на полицию, прокуратуру и суды возврат украденного миллиарда.

Александру ПРУС

Комментарии (2) Добавить комментарии

  • x

    Широкому читателю «МВ» необходимо учесть, что по данной злободневной тематике было опубликовано 26 октября 2018 года в Официальном мониторе РМ специальное Определение Конституционного суда № 61 от 19 июня 2018 года «О неприемлемости обращения № 74g/2018 г. об исключительном случае неконституционности ст. 86 ч.(1) п.y1) Трудового кодекса Республики Молдова», согласно которому, в частности, установлена абсолютная конституционность п.у1 ч.(1) ст.86 ТК РМ, исходя из неопровержимых правовых аргументов, содержащихся в пунктах 11 – 34 данного Определения и которые приводятся ниже без комментариев.
    11.Автор обращения утверждает, что оспариваемые положения являются дискриминационными по отношению к работникам, достигшим пенсионного возраста, по сравнению с другими категориями работников. и неоправданно ограничивают право на труд. По его мнению, различие в обращении по возрастному признаку, установленное оспариваемыми положениями, не может иметь в основу правомерную цель, в частности, связанную с политикой в области занятости населения, рынка труда и профессионального обучения.
    12. По мнению автора обращения, оспариваемые положения противоречат ст. 1 ч.(3), ст. 4, ст. 7, ст. 8, ст. 9 ч.(1) и ч. (2), ст. 16, ст. 43 ч.(1), ст. 46 ч.(1), ст. 47 и ст. 54 Конституции.
    B. Оценка Конституционного суда
    13. Рассмотрев с точки зрения приемлемости обращение, Конституционный суд отмечает следующее.
    14. В соответствии со ст. 135 ч. (1) п. а) Конституции, конституционный контроль законов, в частности, Трудового кодекса Республики Молдова, относится к компетенции Конституционного суда.
    15. Конституционный суд отмечает, что обращение об исключительном случае неконституционности представлено уполномоченным субъектом, по ходатайству Адриана Лунгу, в рамках дела № 2-3907/17, рассматриваемого судом Кишинэу, сектор Чентру, в соответствии со ст. 135 ч. (1) п. а) и п. g) Конституции, в свете ее толкования Постановлением Конституционного суда № 2 от 9 февраля 2016 года.
    16. Конституционный суд отмечает, что предметом обращения является ст. 86 ч.(1) п.y1) Трудового кодекса Республики Молдова.
    17. По мнению автора обращения, положениями о предоставлении работодателю права на расторжение индивидуального трудового договора с работником, достигшим пенсионного возраста, нарушаются ст. 1 ч.(2), ст. 4, ст. 7, ст. 8, ст. 9 ч.(1) и ч. (2), ст. 16, ст. 43 ч.(1), ст. 47 и ст. 54 Конституции.
    18. Ранее Конституционный суд указал, что независимо от того, как осуществляется право на труд, предусмотренные законом требования и условия, предоставляющие лицу право на труд, не могут быть игнорированы. Как правило, эти условия предопределяют способность лица трудоустроиться в определенной сфере деятельности и/или на определенный срок. Несоблюдение положений закона приводит к невозможности осуществления какого-либо вида деятельности или занятия определенной должности (ПКС № 5 от 23 апреля 2013 г., §50).
    19. В этом контексте Конституционный суд подчеркнул, что свобода труда не может носить абсолютный и неограниченный характер. Трудовое законодательство предусматривает определенные условия для приема на работу, равно как и основания прекращения трудовых отношений (ПКС № 5 от 23 апреля 2013 г., §53).
    20. В рассматриваемом случае Конституционный суд отмечает, что работодатель прекратил служебные отношения с заявительницей пенсионного возраста на основании ст. 86 ч.(1) п.y1) Трудового кодекса.
    21. Автор обращения считает, что оспариваемые положения устанавливают дифференцированный подход в отношении работников пенсионного возраста. Конституционный суд обращает внимание, что этот подход не применяется к лицам, которые не достигли пенсионного возраста. Принцип равенства, закрепленный в ст. 16 ч. (2) Конституции, не подразумевает единообразия, предполагая равный подход в равных ситуациях. В различных ситуациях правовой подход должен быть различным. Автор обращения не может объективно и разумно обосновать, что работники, не достигшие пенсионного возраста, находятся в сопоставимой с работниками-пенсионерами ситуации.
    22. ЕСПЧ указал, что различия в обращении к лицам, находящимся в сопоставимых ситуациях, без наличия объективного и разумного основания являются дискриминацией (см. D.H. и другие против Чешской Республики [MC], решение от 13 ноября 2007 г., § 175). ЕСПЧ неоднократно отметил, что вопрос о дискриминации возникает тогда, когда существует дифференцированный подход в отношении лиц, которые находятся в аналогичных либо одинаковых ситуациях (см Carson и другие против Соединенного Королевства [MC], решение от 16 марта 2010 г., § 61; Acar и другие против Турции, решение от 12 декабря 2017 г., § 37).
    23. Международная организация труда во многих своих актах, касающихся занятости, подчеркнула, что различия или предпочтения, основанные на особых требованиях или условиях в связи с осуществлением определенных видов деятельности, не являются дискриминацией. Так, Конвенция Международной организации труда № 111 от 25 июня 1958 года о дискриминации в области труда и занятий в ст. 1 п. 2 предусматривает, что всякое различие, исключение или предпочтение, основанные на требованиях, связанных с определенной работой, не считаются дискриминацией. Согласно п. 5 пп. b) Рекомендации Международной организации труда № 62 о работниках в возрасте, в исключительных случаях могут устанавливаться возрастные ограничения для определенных видов деятельности, на основании особых требований, условий и норм. В этом контексте, п. 22 Рекомендации МОТ предусматривает возможность установления в нормативных актах возраста, при достижении которого трудовые отношения могут прекращаться.
    24. Согласно ст. 6 Директивы Совета Европейского Союза (2000)78 ЕС от 27 ноября 2000 года о создании общих стандартов, направленных на обеспечение равноправия в сфере труда и занятости, «государства-члены могут указать, что различия в обращении на основе возраста не рассматриваются как дискриминация, если в контексте национального права эти различия объективно и соразмерно оправданы законной целью, включая легитимную политику в отношении занятости, рынка труда и задач профессионального обучения, а также если средства достижения этой цели адекватны и необходимы».
    25. В этом контексте Конституционный суд приводит практику других государств. Так, Трудовой кодекс Франции в главе 3 предусматривает, что различия в обращении по возрастному признаку не являются дискриминацией, если они составляют объективную и разумную необходимость и преследуют правомерную цель, в частности, заботу о поддержании здоровья или безопасности работников, продвижение профессиональной интеграции и обеспечение занятости населения. Эти различия могут включать запрет на доступ к определенной должности или установление особых условий для труда, чтобы обеспечить защиту молодых работников и работников в возрасте, установление максимального возрастного ценза для приема на работу, на основе профессиональной квалификации или необходимости разумного периода для приема на работу до выхода на пенсию.
    26. В Швеции лица, которые достигли пенсионного возраста, но не подали заявление об уходе с работы, за месячный срок уведомляются о прекращении трудовых отношений.
    27. Законодательство Румынии в области труда предусматривает, что индивидуальный трудовой договор прекращается по праву при совокупном наличии стандартного возраста и минимального страхового стажа для выхода на пенсию. В то же время возможно заключение индивидуального трудового договора на определенный срок с пенсионерами, которые в соответствии с законом могут получать одновременно и пенсию, и заработную плату.
    28. Согласно трудовому законодательству Греции, при достижении работником установленного возраста трудовой договор расторгается автоматически.
    29. Законодательство Соединенного Королевства предъявляет особые требования к лицам, достигшим пенсионного возраста в 65 лет. При прекращении трудовых отношений работник не может объективно и разумно утверждать, что подвергается дискриминации по возрастному признаку.
    30. Конституционный суд отмечает, что во многих европейских государствах установление требований, связанных с прекращением трудовых отношений при достижении работником пенсионного возраста, оставлено на усмотрение законодательного органа.
    31. Конституционный суд подчеркивает, что норма закона не носит императивный характер. Расторжение индивидуального трудового договора зависит от работодателя, который, анализируя целесообразность прекращения трудовых отношений, принимает обдуманное решение, исходя из профессиональных качеств и особых требований определенных профессий и учитывая общий пенсионный возраст.
    32. Трудовой кодекс Республики Молдова предусматривает расторжение индивидуального трудового договора по инициативе работодателя, если работник является пенсионером. Также Трудовой кодекс предусматривает, что с лицами, уволенными на основании ст. 86 ч.(1) п.y1), может быть заключен трудовой договор на определенный срок согласно ст. 55 ч.(1) п. f). Таким образом, законодатель предоставляет работодателю возможность продолжить индивидуальный трудовой договор на определенный срок с лицами, достигшими пенсионного возраста, оставляя разрешение этого вопроса на его усмотрение. В конкретных случаях законность расторжения трудовых отношений в этих ситуациях рассматривается судебными инстанциями.
    33. Таким образом, положение о возможности расторжения трудового договора с лицами, достигшими установленного для выхода на пенсию возраста, не является несоразмерной мерой.
    34. Исходя из вышеизложенного, Конституционный суд отмечает, что обращение является необоснованным.

  • x

    Всем следует чтить Конституцию. Которая однозначно (в ст.43) предписывает, что каждый человек имеет право на труд, свободный выбор работы, справедливые и удовлетворительные условия труда, а также право на защиту от безработицы.
    И нет никаких ограничений, в том числе по возрасту, пенсионер или нет.
    Однозначно ведь сказано - каждый человек имеет право на труд.
    Трудовым кодексом РМ дозволено безоговорочно увольнять "пенсионеров по возрасту".
    А пенсионерам инвалидам дозволено работать. Где хотя бы логика?

  • x

    Ну, во-первых, трудовой договор не может быть индивидуальным, так как подписывают его работник и работодатель.Во-вторых, как договор может заключаться на неопределенный срок? Если договор предусматривает срок договора, то там надо указать конкретный срок. И в третьих, пенсионерам в возрасте может и трудно работать все 8 часов. Так дайте им возможность передавать свои знания молодым. Например, работать на полставки с доплатой за наставничество.