История

Донос на Аркадия Гайдара написали его коллеги из "Комсомольской правды"

08.07.2018, 04:14
{Донос на Аркадия Гайдара написали его коллеги из "Комсомольской правды"} Молдавские Ведомости

37 лет, прожитых советским писателем Аркадием Гайдаром, изобиловали дерзкими порывами, отважными поступками и непредсказуемыми поворотами судьбы. Драматически сложилась у Гайдара и посмертная судьба.

21 июля 1941 года Аркадий Петрович Гайдар уехал на Юго-Западный фронт, в Киев, военным корреспондентом «Комсомольской правды». С передовой он прислал несколько очерков и статей.

Когда Киев был окружён и Гайдару предложили место в последнем самолёте, он лететь отказался. Писатель полагал, что не имеет права воспользоваться самолётом, поскольку такой возможности нет у бойцов и командиров окружённой армии. Еще Гайдар хотел пройти с окружённой армией весь её путь и написать книгу об этом небывалом исходе. В окружении под Киевом оказалась армия в 660 тысяч…  

Перегруженный «Дуглас» оторвался от взлётной дорожки полевого аэродрома под Киевом и взял курс на Москву. В самолёте была группа журналистов. Гайдар их провожал. На другой день, 19 сентября 1941 года, Киев пал. Журналистов, которые успели вернуться в Москву, спросили: где Лапин и Хацревин, где Юрий Крымов, где Евгений Долматовский? Где Аркадий Гайдар?

Позднее стало известно: у Захара Хацревина при отступлении пошла горлом кровь, Борис Лапин его не оставил, они погибли вместе. Погиб писатель Юрий Крымов. Евгений Долматовский попал в плен, бежал. Многие другие остались с окружённой армией. Никто не бросился напролом захватывать место в последнем самолёте.

Прилетевшие в Москву газетчики не выглядели героями, хотя пытались. Была придумана байка о том, как за безоружным «Дугласом» гонялся «Мессершмитт» и якобы врезался в склон холма.

Гайдар лететь отказался, хотя ему предлагали. На тех, кто снимал допрос с прибывших, эта новость произвела сильное впечатление, что подметил молодой фоторепортёр. И вспомнил, что Гайдар всё время учил немецкий язык. Эти факты дали расследованию новый поворот. На фоне подозрительного отказа Гайдара прилёт остальных выглядел поступком глубоко патриотичным.

Свои наблюдения и объяснения фотомастер изложил на бумаге. И никто не сказал ему, что он подлец.

Так возникла версия о подозрительном невозвращении орденоносца А.П. Гайдара.

Дня через три Дора Гайдар вынула из ящика конверт. В нем лежало письмо от Аркадия Петровича. «Эти товарищи, которые передадут тебе письмо, из одной со мной бригады. Напои их чаем или вином. Они тебе обо мне расскажут», - писал он.

С кем же Гайдар остался? Какие у него возможности выйти из окружения? Дора Матвеевна так и не смогла найти тех, кто передал письмо. А в это время уже работала версия, привезённая из Киева «товарищами»: «остался сам».

Последняя просьба Гайдара – прийти и рассказать о нём – осталась невыполненной. «Товарищи» были живы и здоровы. Но о своей совместной службе с Гайдаром на Юго-Западном фронте предпочитали долгое время не упоминать. Лишь четверть века спустя работники «Комсомольской правды» стали навязчиво заполнять страницы газет и журналов воспоминаниями о своей дружбе с Гайдаром на войне.

Кто же привёз письмо? Никто из журналистов,  в сентябре 1941-го прилетевших из Киева на последнем «Дугласе», в этом не признался. Но в книге бывших военных корреспондентов «Комсомолки» Михаила Котова и Владимира Лясковского «Всадник, скачущий впереди» рассказано о том, как они улетали на последнем «Дугласе» из Киева, а Гайдар их провожал. Как отдал им три банки консервов и концентраты якобы со словами: «В Москве туговато с харчем, берите, черти, благодарить будете...». С ними же Гайдар передал рапорт заместителю главного редактора Борису Буркову. При этом ему якобы не пришла в голову мысль – а не голодно ли в Москве и его жене с дочкой? 

Итак, коллеги консервы забрали себе, письмо не принесли.

В мае 1942 года в ящик для писем с фронта в вестибюле союза писателей СССР в Москве кто-то опустил солдатский треугольник: «Уважаемая товарищ Гайдар! Выполняя просьбу Вашего мужа, Гайдара Аркадия Петровича, сообщаю, что он героически погиб от рук фашистских варваров 26 октября 1941 года... Когда образовалось окружение, то Гайдару предложили вылететь на самолёте, но он отказался и остался с окружённой армией. Когда часть армии была разбита, то мы, выходя из окружения, остались в партизанском отряде в Приднепровских лесах. И однажды мы ходили по продукты на свою базу и нарвались на немецкую засаду, где и был убит тов. Гайдар. Его могила находится в Полтавской области, около железной дороги, которая идёт с Канева на Золотоношу. Если ехать с Канева, то надо доехать до станции Леплява... Там есть будка, вот около этой будки на правой стороне железной дороги, метрах в пяти от полотна, и похоронен он. Будочник знает могилу...».

Подпись – лейтенант Абрамов.

Официально письмо достоверным признано не было. Военное командование поручило разведгруппе, которая действовала в Полтавской области, проверить сведения. В августе 1943 года пришло подтверждение: Гайдар погиб под Леплявой и похоронен «возле железной дороги». Сведения совпали. Однако в Москве и этот документ был поставлен под сомнение.

В 1944 году, когда была освобождена Украина, редакция «Комсомольской правды» послала в Канев и Лепляву спецкора капитана А.Ф. Башкирова для розыска могилы Гайдара. Башкиров нашёл бывших партизан. Они в один голос рассказывали о мужестве, стойкости и самоотверженности Гайдара. Корреспондента отвели на могилу. Он попросил сельсовет привести ее в порядок. Был насыпан высокий холм, на него водрузили крест с надписью: «А.П. Гайдар. Писатель и воин, пулемётчик партизанского отряда. Погиб в октябре 1941». Над словом «октябрь» позднее было поставлено число – 26.

По возвращении в Москву Башкиров представил отчёт. Подготовил большую статью о подвиге. Но по приказу сверху статья была снята, а Башкиров отправлен в действующую армию.

Наступил 1947 год, а факт гибели Гайдара юридически признан всё ещё не был. С разрешения Н.А. Михайлова, первого секретаря ЦК ВЛКСМ, который заручился согласием ЦК партии, редакция газеты выдала родным Гайдара справку о гибели. Было принято решение перевезти прах Аркадия Петровича в Москву. Этим планам внезапно воспротивился Полтавский обком, потребовавший перезахоронения в области. Для новой могилы выбрали площадку в Каневе, на высоком берегу Днепра. Летним утром 1947 года могилу вскрыли. Она оказалась пуста.

А потом нашелся человек, который знал, где похоронен Гайдар, - Витя Степанец, сын погибшего партизана Андриана Степанца. В их доме Гайдар бывал, Витя выполнял его разведывательные задания.

В ночь с 25 на 26 октября 1941 года Гайдар и четверо его товарищей пошли на задание. Через несколько часов у насыпи, возле будки путевого обходчика, началась стрельба. Встревожившись, Феня Степанец, мать Вити, побежала в ту сторону. Она видела мёртвого Гайдара.

Его похоронили. А потом в партизанском лагере было принято сверхсекретное решение: чтобы гитлеровцы не надругались над могилой, соорудить неподалёку другую, ложную, а настоящую – сровнять с землёй. Это была последняя тайна разгромленного отряда.

К лету 1947 года знала секрет только Феня Степанец. Однако в 1946 году её осудили за кражу колхозного хлеба, хотя на самом деле она не взяла ни зёрнышка. У партизанской вдовы оставались на иждивении мать и четверо детей. Фене было очевидно, что без неё они умрут с голоду. И Феня бежала из заключения, вернулась в Лепляву, поселилась в землянке в заброшенном партизанском лагере. По ночам отправлялась тайком к себе домой и занималась хозяйством.

Об этом знала вся Леплява. Никто не выдал. Все помогали.

Когда обнаружилось, что могилы Гайдара нет, Витя Степанец помчался в лес к матери. Феня горько заплакала. Она не могла присутствовать на похоронах Гайдара при оккупантах. И не могла теперь.

Феня растолковала сыну, сколько нужно отсчитать шагов от ложной могилы, чтобы найти настоящую... Витя помчался обратно. Так нашли тело Гайдара.

Вдову писателя Дору Гайдар в Лепляву не пригласили. Приехала первая жена Гайдара и мать его сына Тимура, бабка будущего премьера Егора Гайдара (с которой он жил меньше года). Сбылось предвидение писателя. «Дорик, когда я умру, тебя и близко не подпустят к моей могиле», – говорил он своей жене много раз… Однако Аркадий Петрович не мог предположить, что его законной жене, не будут платить пенсию вплоть до 40-летия Победы.

Шли годы, но по-прежнему оставались непрояснёнными обстоятельства гибели писателя. Что произошло на железнодорожной насыпи 26 октября 1941 года?

Выяснить это удалось только в 1962 году. Нашлись бывшие партизаны и даже Сергей Абрамов, который прислал в союз писателей известие о гибели Гайдара. Он был одним из четверых партизан, которых писатель спас ценой собственной жизни.

После этого Секретариат ЦК КПСС принял решение присвоить посмертно звание Героя Советского Союза Рихарду Зорге и Аркадию Гайдару. Но тут выяснилось, что Гайдар в 1922 году был исключён из партии.

За что? Этого никто не знает. По одной версии, служил в Сибири, отобрал склад у колчаковцев, одел и обул полураздетых бойцов, за что его и наказали. По другим рассказам, сурово обошёлся с захваченными белыми разведчиками, самовольно расстрелял.

Имя Гайдара стали присваивать пионерским отрядам, дружинам, школам, библиотекам. Заявило о себе тимуровское движение. Но Героем Советского Союза Гайдар так и не стал. Его наградили орденом Отечественной войны степени. Награда, вручённая Микояном сыну писателя Тимуру, хранится в Каневе, в библиотеке-музее А.П. Гайдара. Музей, построенный на деньги, вырученные от сбора пионерами макулатуры и металлолома, пока еще существует. Хотя, если вспомнить про законодательство о «десоветизации», можно предположить, что существовать ему осталось недолго.

По иронии судьбы Гайдару, который погиб в военной командировке от «Комсомолки», не дали звание Героя Советского Союза из-за доноса работников редакции. Но примерно в это время в «Комсомольской правде» работал Валентин Голубенко-Пургин - единственный за всю историю СССР мошенник, сумевший обманом добиться звания Героя Советского Союза.

По материалам статей и книг Бориса КАМОВА

Новости по теме

Все материалы →

Комментарии (0) Добавить комментарии

  • x

    АФЕРИСТ ИЗ «КОМСОМОЛКИ» ОБМАНОМ ПОЛУЧИЛ ЗВАНИЕ ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

    Валентин Петрович Пургин (настоящие имя и фамилия - Владимир Голубенко; 1914-1940) - единственный за всю историю СССР мошенник, сумевший обманом добиться звания Героя Советского Союза.



    Владимир Голубенко родился в 1914 году на Урале в рабочей семье. Не закончив даже средней школы, в 1933 году он был впервые осуждён за кражу. После освобождения из тюрьмы, в 1937 году, вновь был арестован и осуждён за кражу, мошенничество и подлог. Вскоре после своего прибытия к месту лишения свободы, Дмитровлагу, сбежал. В поезде у случайного попутчика похитил паспорт на имя Валентина Петровича Пургина.

    С этим документом уголовник приехал в Свердловск, где поступил в военно-транспортную академию, устроился корреспондентом в железнодорожную газету «Путёвка». Через некоторое время Голубенко-Пургин уехал в Москву, где использовал поддельные документы: аттестат об окончании средней школы, характеристику с места учёбы, рекомендательное письмо от начальника военно-транспортной академии.

    В Москве Пургин первоначально работал в газете «Гудок», но вскоре познакомился с сотрудниками газеты «Комсомольская правда» Аграновским и Могилевским. Они познакомили его с одним из руководителей этого издания Полетаевым. Пургин вошёл к нему в доверие на почве выпивки, после чего устроился на работу корреспондентом «Комсомольской правды» без положенной проверки. И стал быстро делать карьеру - 17 марта 1939 года уже был заместителем начальника военного отдела редакции газеты.

    По воспоминаниям сотрудников издания, Пургин создавал вокруг себя ореол таинственности, намекал на связь с НКВД, иногда появлялся на людях с орденом Красного Знамени, причём всегда отказывался рассказать, за что был награждён. Как позже выяснило следствие, орден он украл. В ходе следствия выяснилось, что мать Пургина работала ночной уборщицей в здании Президиума Верховного Совета СССР. Убирая кабинет председателя ВС Михаила Калинина, она занималась хищением орденов и орденских книжек. Подделывая документы, Пургин нанимал гравёра. Через некоторое время его мать и гравёр были арестованы, но сам Пургин с тремя орденами сумел скрыться и был объявлен в розыск. Поэтому он никогда не отправлял своих документов в вышестоящие инстанции.

    В июле 1939 года Пургин был откомандирован на Дальний Восток, где в то время разгорелся конфликт между Японией и Монголией. Осенью того же года в редакцию «Комсомольской правды» пришло сообщение о том, что он находится в военном госпитале в Иркутске после сражения на реке Халхин-Гол. В Москву Пургин вернулся уже с орденом Ленина, правда, представление на награждение было написано от части, расквартированной в западных областях СССР. Как позже установило следствие, бланки, на которых были написаны представления на награждение и письмо о лечении в госпитале были похищены Пургиным из штаба отдельной 39-й дивизии особого назначения, расквартированной в городе Гродно Белорусской ССР.

    5 декабря 1939 года в «Комсомольской правде» о Пургине вышел очерк. В конце 1939 года он стал кандидатом в члены ВКП(б), подделав два поручительства от якобы большевиков с большим партийным стажем.

    С началом советско-финской войны Пургин якобы отправился на фронт в звании младшего командира. В январе 1940 года в редакцию газеты пришло письмо о том, что он был направлен в Ленинград с секретным заданием и что в случае его длительного отсутствия следует его считать временно убывшим на обучение. Возможно, что Пургин на всякий случай готовил себе пути к исчезновению в случае разоблачения. На самом деле Пургин жил на квартире у своего приятеля, прогуливая в ресторанах командировочные.

    После войны с Финляндией, когда ее участников массово награждали, в том числе и званиями Героев Советского Союза, Пургин решил попытаться получить и эту награду. В марте 1940 года он на бланках 39-й дивизии отослал в наградной отдел наркомата ВМФ представление на награждение, вписав туда и ложные данные по якобы полученным им орденам Ленина и Красной Звезды. При попустительстве сотрудников отдела представление было пропущено, и 21 апреля 1940 года указ о присвоении Валентину Пургину звания Героя Советского Союза был подписан. 22 апреля он был опубликован в «Комсомольской правде».

    Сам Пургин с женой, начинающей журналисткой «Комсомольской правды» Лидией Бокашовой, в это время находился на отдыхе в Сочи. 22 мая 1940 года в газете был опубликован очерк о «подвигах» Пургина. Но уголовника вычислили по фотографии, опубликованной в очерке, и в июле 1940 года он был арестован.

    Осенью 1940 года военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила Валентина Петровича Пургина, он же Владимир Петрович Голубенко, 1914 года рождения, дважды судимого, бежавшего из мест лишения свободы, к смертной казни через расстрел. 5 ноября 1940 года приговор был приведён в исполнение. Указ о присвоении Пургину-Голубенко звания Героя Советского Союза уже был подписан и по приговору суда был отменён.

    История Пургина уникальна в своём роде: ни до, ни после никому не удавалось обманом официально получить высшую государственную награду СССР. По другой версии, Голубенко был лишь осуждён к длительному сроку лишения свободы, и дальнейшие следы его затерялись. В 2009 году писатель Валерий Поволяев выпустил книгу «За год до Победы. Авантюрист из „Комсомолки”», в которой подробно описал эту историю.


Новости по теме

Все материалы →