Закон

Пока нельзя утверждать, что за действиями против четырех банков стоят одни и те же лица

12.10.2011
 
- Недавние действия против Moldova-Agroindbank, Universalbank, Banca de Economii, Victoriabank и страховой компании ASITO, в результате которых у них отобрали акции, вписываются в классическое понятие «рейдерские атаки»?

- На самом деле понятия «рейдерские атаки» не существует в национальном законодательстве, сомневаюсь, что оно существует и в других странах. Но, вероятно, существует рейдерство как явление.

- Как можно расценить произошедшее в июле-августе в этих учреждениях?

- Есть подозрение на мошеннические действия, то есть незаконное присвоение имущества другого лица обманным путем или злоупотреблением доверия. При рассмотрении, в частности, случая с Moldova-Agroindbank, где было изъято около 28% акций банка, принадлежавших пяти иностранным экономическим агентам и одному физическому лицу, выяснилось, что акции были отобраны по решению третейского суда из Санкт-Петербурга. Сейчас в рамках уголовного преследования идет проверка действительности существования такого решения, а также оснований для его принятия. Кроме того, прокуратура установила, что это решение было незаконным. Оно принято на основании решения судьи находящейся в Каушанах Бендерской апелляционной палаты, который не имел права рассматривать такой гражданский иск. Это входит в обязанности Экономического апелляционного суда. 

Поводом для вынесения судом Санкт-Петербурга этого решения стала ссылка на определенные долги. Сейчас мы не можем с уверенностью сказать об их существовании. Вопрос изучается, для чего комиссия судебных поручений направила запрос в Санкт-Петербург. Более того, мы добились средств от правительства на личную поездку туда прокурора и офицера по уголовному преследованию.
 
Пока в поездке в Санкт-Петербург нет необходимости, так как следственные органы России еще не нашли ни того дела, ни принявших это решение судей. Установлено, что в Санкт-Петербурге насчитывается более 200 человек с такими же именами и фамилиями как и трое судей, которые вынесли это решение. Российская сторона сообщила также, что арбитраж не располагает списком всех судей, которые могут участвовать в рассмотрении специальных случаев.

В ходе уголовного преследования рассматривается ряд версий произошедшего, в том числе не исключается и факт, что пострадавшие акционеры Moldova-Agroindbank забрали деньги от продажи акций, а затем заявили, что якобы подверглись так называемой «рейдерской атаке». Возможно абсолютно все.
 
Лишившиеся акций экономические агенты не имеют в РМ ни офисов, ни прописки, следовательно, мы ничего не знаем о них. Пришлось создать комиссии судебных поручений в нескольких странах: России, Нидерландах, Словении и Украине.
 
Дело сложное. Больше всего тревожит тот факт, что прозвучали заявления, согласно которым прокуратура ничего не предприняла по этим случаям. На деле же прокуратура была первым органом, который отреагировал, приступив к уголовному преследованию по случаю с Moldova-Agroindbank 1 августа. Тогда же мы постарались поместить под секвестр акции банка, хотя и не имели четкой картины ситуации. Прокуратура предприняла то, что было возможно на первом этапе - прекратила действия по лишению собственников их акций.

- Как относится Генеральная прокуратура к этим атакам?

- Прокуратура считает эту тему чрезмерно политизированной, что мешает нормально проводить уголовное преследование. Более того, сделанные заявления вредят следствию. Некоторые политики выступили с заявлениями по этим случаям мошенничества, а у меня, ответственного за их расследование прокурора, создалось впечатление, что им известны обстоятельства этого факта. Следовательно, необходимо было их допросить в качестве свидетелей. 

До сих пор нам удалось заслушать только депутата от ЛДПМ Валерия Стрельца, исходя из сделанных им публичных заявлений. Он сказал, что «ЛДПМ имеет доказательства, что некоторые государственные учреждения допустили определенные недочеты в своей деятельности», и что «генеральный прокурор будет уволен». Но удивляет, что при заслушивании он заявил, что абсолютно ничего не знает об обстоятельствах дела. Более того, он возмутился по поводу того, что его вызвали на слушания.

Депутат ПКРМ Марк Ткачук трижды был вызван на слушания, но он не явился. Он заявил, что «речь идет о сведении счетов между бандитами». Это предполагает, что ему известны как потерпевшие, так и потенциальные подозреваемые.

Что же касается заслушивания премьер-министра Владимира Филата, то оно пока не состоялось. Для того чтобы не создавать каких-то неудобств в работе премьера, его проинформировали о том, что я готов лично прийти в установленные место и время, чтобы заслушать его в качестве свидетеля. Я жду.
 
Необходимость заслушать премьера возникла тоже в результате сделанных им публичных заявлений. Премьер заявил, что речь идет о «рейдерских атаках», и что он точно знает, кто стоит за этим. В одной из телепередач глава правительства отметил, что на самом деле «надо заслушать рейдеров». В этом контексте у меня возникает вопрос, откуда прокурорам знать, кто рейдеры, если лица, заявляющие, что знают это, не хотят сотрудничать с органами следствия?

По закону мы не можем приступить к опознанию и слушанию лиц, подозреваемых в качестве потенциальных участников только на основе предположений, которые не задокументированы свидетельскими показаниями или результатами оперативных действий, или других обстоятельств. Так что, для достижения результатов нам необходимо сотрудничество со всеми теми, кто располагает хотя бы какой-то информацией об этих случаях, а не только политическими заявлениями.

Потерпевшие стороны в случае с Moldova-Agroindbank вызваны в качестве свидетелей, но не заслушаны, поскольку находятся за рубежом.

- В таком случае, насколько возможно слушание потерпевших в случае с Moldova-Agroindbank в ближайшем будущем? На первый взгляд кажется, что пострадавшие акционеры в первую очередь должны быть заинтересованы в этом случае и в освещении всех обстоятельств. Но создается впечатление, что эти акционеры хотят лишь вернуть свои акции, предпочитая сохранить инкогнито.

- Созданы комиссии судебных поручений в Нидерландах и Словении для заслушивания потерпевших сторон в случае Modlova-Agroindbank и выяснения обстоятельств дела. Все зависит от гибкости компетентных органов этих стран при допросе акционеров в качестве потерпевших сторон.

- Премьер-министр сразу же назвал эти действия «рейдерскими атаками». Насколько правильно было так поступить до вынесения судом вердикта?

- Считаю, что каждый политический деятель должен проявлять осторожность в своих заявлениях. Особенно, когда речь идет о действиях судей или органов уголовного преследования. Политик создает своими заявлениями определенное мнение в обществе, которое может противоречить тому, которое определит судья или прокурор. Тогда эти заявления бьют по независимости и беспристрастности судьи.
 
Известный в российской юриспруденции специалист заявил, что «коррупция фактически может существовать и тогда, когда общество воздействует на принятие судьями решения». Это тоже является формой коррупции, но более скрытой и тонкой. Это предполагает, что судья или прокурор не решает на основании собранных в деле материалов и доказательств, а выносит решение, которого ждет общество.

- По данным прокуратуры, в чем общие черты и отличия этих четырех случаев? Их можно вместе рассмотреть в одном деле или они все же разные, поэтому случай с каждым банком надо рассматривать отдельно?

- Главное сходство этих случаев состоит в том, что говорится о существовании долга, затем следует решение арбитража, исполненное на территории РМ судебным приставом. Во всех этих случаях изымание акций осуществлено посредством судебных инстанций. Сейчас нам приходится проверять законность этих решений.

Дела изучаются отдельно. Методы действий похожи, но мы еще не установили точек соприкосновения или фактов, которые свидетельствовали бы о том, что в эти действия замешены одни и те же люди.

По делу Victorabank, Banca de Economii и Asito принято решение завести уголовное преследование на основании жалобы, поданной Виктором и Виорелом Цопа.

- Когда, по вашему мнению, будет собрано достаточно доказательств для того, чтобы направить эти дела в суд?

- Мне трудно ответить на этот вопрос по той простой причине, что существует ряд препятствий для этого. Во-первых, некоторые ответственные должностные лица, которые заявили, что знают о чем-то, не являются на слушания. Во-вторых, часть потерпевших находятся за рубежом, что требует создания комиссий судебных поручений.
 
К тому же есть аспекты, требующие тщательной проверки. Например, в случае предполагаемого заседания суда, которое состоялось в Каушанах, говорится, что в нем якобы участвовал представитель Merchant Outpost Company, украинский гражданин Антон Синцов. По данным же Пограничной службы, он не въезжал на территорию РМ в данный период. Возможен его въезд через Приднестровье, но мы не имеем доступа к их базе данных. Мы обратились по вопросу его идентификации к коллегам с Украины. Все эти проблемы затягивают рассмотрение дел.

Комментарии (0) Добавить комментарии