Общество

О. Виталий: «Много крещёных, но мало просвещённых»

09.02.2010
{О. Виталий: «Много крещёных, но мало просвещённых» } Молдавские Ведомости
Мир брыкается
 
 – Согласны ли вы, о. Виталий, с мнением, что православная церковь нынче страшно далека от народа, а храмы довольствуются окормлением прихожан, из которых три четверти – старички и женщины?
 
– Если формулировать вопрос так – то да. Но мы должны смотреть на историческое и культурологическое состояние дела. Церковь сегодня далека от народа не по своей вине, а потому что общество, годами воспитанное в антирелигиозном духе, продолжает хранить в себе заряд того кошмара. Поколению, которое испытало Советский Союз, кажется, что церковь и религиозность – удел слабых (хоть в принципе, мол, мораль и нравственность – это неплохо). В силу тотальной невежественности и исторического бэкграунда это ощущение в людях осталось.
 
В реальности же церковь пытается предстать перед людьми в разных областях жизни, чтобы было видно, что мы не заперты, не являемся отсталыми и т.д. Главное – мы живём в мире, который глубоко укоренен в христианской культуре, хоть и "брыкается", и старается вырваться из этого "плена". Однако сам факт современной свободы вытекает из того, что христианство принесло в этот мир учение о личности, в том числе и свободу не любить Бога, быть вне церкви и делать, что кто хочет и думает.
 
– Патриарх Кирилл, вступая в должность, заявил о необходимости миссионерского вектора православной церкви. В чём это, по-вашему, выражается?
 
Сегодня мы живём в парадоксальном мире, где крещёных людей процентов 80-90, а воцерковлeнных – 1 с натягом. Судите сами: в Кишинёве примерно 30 храмов, и в каждом по 500 человек, стоящих на службе (пасхальная цифра). Получим чуть более 1% жителей города, которые свою веру исповедуют, а не просто болтают. Вот и выходит, что много крещёных, но мало просвещённых.
 
Многие хотели бы видеть роль церкви просто как организации, помогающей бездомным, хосписам, наркоманам. Это, бесспорно, может занимать часть действий и сил церкви. Но не социальный фактор служения есть главенствующий. Изначальная задача церкви – являть присутствие Бога в нашей жизни. Церковь – это не дом быта, который устраивает благополучие граждан. К сожалению, большая часть крещёных считают её местом, где можно заказать молебен, поклянчить и что-то выровнять в своей жизни.
 
Миссионерский дух церкви – дать правильное о ней представление среди сильных людей. Взять университеты. Будущие управленцы, правители, будущий сок этой страны сегодня обитает там. Но пока довольно плохо наводим с ними контакты. Если будем заниматься только старушками, алкоголиками и нищими, то в какой-то момент превратимся в маргинальную организацию. Мы и так сегодня уже – субкультура, как ни странно. Если загнать нас еще ниже, просто станем своего рода панками.
 
И в этом смысле церкви нужно действительно быть миссионерской. Это означает – нести Слово (а не в модном понятии некий message – "сообщение"), помогать людям, способным на большее, чем просто жить жизнью утилитарного человека, бюргера, обывателя, открыть им полноту жизни с Богом, и тогда она обретет другой смысл.
 
Христос – солнце
 
– Расскажите о своей работе с молодёжью. Может, ваш опыт станет для кого-то своеобразной методичкой.
 
– Когда появились у нас детки и молодые ребята, мы сообразили, что работу с ними надо вести не на уровне прямолинейных заучиваний текстов и цитирований писаний. Нужно – и это оказалось верным! – помочь деткам увидеть присутствие Христа в любом проявлении человеческой деятельности. И наши ученики не стали узконаправленными книжниками. Наряду с изучением Евангелия мы просто беседуем о проблематике жизни через призму веры.
 
Наш клуб "Благовест" поэтому и оживает такой струей хорошей, что в нем нет преподавания дисциплин, вопросов и ответов, а есть примеры из жизни. Не должно бегать с Библией в руках, с сатанинским огнём в глазах, и всех этой Библией по мордам расстреливать. А в первую очередь надо являть пример человека. В детстве мы кого любим? Тех, кто видит в нас человека и готов проявить участие. Вера – не от слышания мёртвых слов, а от слышания любви. В этом заключается работа нашего клуба.
 
Холм в обмен на низину
 
– Как к вам относятся люди вне храма? К примеру, продавцы, полиция?
 
– Почему в народе считается: увидел священника – не к добру? Он ведь шел либо к тому, кто умирает, либо к тому, кто болеет. Когда батюшка появляется, у человека в голове параллель с Богом возникает. Например, гаишники часто священника отпускают, потому что стыдно показаться хапугой. В этом смысле получается, что священник – катализатор чего-то доброго. И продавцам на базаре обвешивать священника неловко. Хотя и обвешивают. И подсовывают не то. Срабатывает привычка.
 
 С дорожной полицией была история. Меня остановили за превышение скорости – я тогда только пересел из "Жигулей" на "Тойоту", и мне казалось, что в руках у меня – космическая станция "Мир". На дороге вообще никого не было. И вот краем глаза вижу полосатый жезл. Ну я по тормозам. Гаишник подбегает с радаром и видит священника. По глазам читаю – оборвалась цепь рассуждений, приводящих к денежному результату. Смотрит на меня, я на него. Говорю: "Простите". Он начинает издалека: "Батюшка, вы у меня сегодня первый нарушитель". А есть такое поверье у гаишников: если первый нарушитель ничего не даст, день насмарку. У меня лейчик лежал под рукой, я в фуражку ему и бросил. Он так обрадовался: "Спасибо, батюшка, ты меня понял". И отпустил с миром.
 
Часто люди не знают, как к служителю культа обратиться, тыкают, говорят "молодой человек". Одна бабушка в церкви обращалась ко мне "святой сын". Объяснила: "Батюшка, который постарше вас, он "святой отец". А ещё более старший, в её понимании – "святой дед"?
 
– Вы – лёгкий, весёлый человек, чуть не массовик-затейник. У кого-нибудь учились или это ваша "пантагрюэлевская" натура?
 
– У меня были хорошие друзья и учителя. Я выгравировался и стал тем, кто я есть, в маленьком школьном театре при 34-й школе. Это была творчески сумасшедшая жизнь. Надо уметь варьировать. Я бываю на педсоветах, на каких-то научно-практических "посиделках", когда порой необходимо действовать провокационно, вразрез стереотипам. Тогда достаю из своего левого или правого рукава такую тихую православную гранату и взрываю ситуацию. Этим кого-то заставляешь задуматься. Ведь христианство и начинается в тот момент, когда ты сам себя достал. Когда тебя самого тошнит от себя.
 
В первую очередь нас интересует возможность пробудить в человеке активную часть жизни, а потом сделать его христианином. Иначе это будет не христианин, а самодовольный урод, который ко всем благополучиям жизни прибавит приставку "христианин". Господь так не действует. Он всегда, по Евангелию, в хорошем, отличнейшем смысле был "провокатором". Господь всегда предлагает тебе за малое – многое. Чем не провокация? Господь предлагает парадоксальные решения. Он даже в самом первом своём слове говорит: "Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. И всякий дол да возвысится, а холм да понизится". Это что означает? То большое, что в твоей жизни главное (холм), должно стать неглавным. А "дол" (низина) должен – бабах! – вырасти.
 
– Посоветуйте рецепт выживания среднестатистическому верующему в наше кризисное время.
 
– Хочу утешить всех и самого себя единственной фразой из Евангелия. Иисус сказал, что вся власть на небе и на земле принадлежит Ему. Это главнейшее утешение, которое всегда надо иметь перед глазами. Поэтому я наблюдаю этот мир как человек свободный, которому не столь важно, кто сейчас президент и спикер. Реальная власть – не у них.
 
С другой стороны, как христианин, осознаю, что человек должен быть активен и в социальной, и в прочих видах жизнедеятельности. Не существует ничего идеального, нет и идеального государства. Государство – это власть и столица. Страна – это то, что в стороне от этого. Страна – это "ţara" или "country" (деревня). То есть страна – это историческое пространство, некая данность вековая. Провозгласить же можно только государство, причём любое. Поэтому единственное требование христианина к государству – чтобы оно было не идеальным, а хотя бы порядочным.
Олег Дашевский

Новости по теме

Все материалы →

Комментарии (3) Добавить комментарии

  • x

    К первому комментарию: это больше нужно РПЦ или самому человеку? Тот, кому это действительно нужно в любому случае придет в храм.

  • x

    Предыдущий комментарий говорит о "многом"К превеликому сожалению люди нашего времени на столько очерствели,что тронуть на их взгляд какими то проповедями священника за живое а тем более за так называемую совесть,практически невозможно.Все хотят жить "красиво",по плотски,вкусно кушать и много спатьА вера в Бога - это не нас,а удел безвольных и слабохарактерных,да и к тому же ещ не совсем здравомыслящих людей.Понятие "человечество" приводит иногда к ужасающим выводам,сердце в каждом из нас,которое дано нам от Бога,почему умирает ,а мы продолжаем ещ как то "существовать" и заменять его какими то искусственным "органом",вот именно тем псевдо-красивым и нужным лоском им аппетитом...

  • x

    Есть священники, а есть попы. Последние на Руси никогда не пользовались уважением. Это не зависит от времени. К сожалению, священники практически исчезли, остались попы, типа героя сказки о попе и Балде...Так что, о. Виталий, не надо кивать на зеркало... Если бы РПЦ была достойна уважения народа, то люди бы потянулись в храмы


Новости по теме

Все материалы →