Расследование

Неотмирные

21.01.2014
{Неотмирные} Молдавские Ведомости
Этот монастырь на высоком правом берегу Днестра неподалёку от Тирасполя и Бендер не спутаешь ни с каким иным. Он был когда-то на коленях вымолен монахами для физического и духовного их спасения. Это обитель-дочь, у которой есть обитель-мать.
 
Речь идёт о Вознесенском Ново-Нямецком монастыре (или, в народе, Кицканском), в свое время «отпочковавшемся» от знаменитой Нямецкой лавры, которую в 18 веке прославил своими подвигами преподобный Паисий Величковский. Ныне сия обитель имеет для республики такое же значение, как Троице-Сергиева лавра для России. И если обычно монастыри возникают спонтанно на месте подвига святых или чудесных явлений, то вышеназванное убежище схимников было построено планово. 
 
500 лет нямецкой благодати
 
Душе тут упоительно хорошо. Пушистые ели словно выбежали из старинных сказок. Дуплистые дубы. Летом зелёные лужайки своей ухоженностью и пестротой цветников спорят со швейцарскими. Зимой сквозь ажур деревьев просматривается весь монастырский ансамбль. А это величественный Свято-Вознесенский собор, небольшая уютная Успенская церковь, Никольский семинарский и Крестовоздвиженский храмы. Колокольня почти в 70 метров в вышину. Братские келии. Гостинички для паломников, музей, библиотека, типография, мастерские, пилорама, столярный и свечной цеха, склады, гараж. Здешний монашеский хор известен своим ангельским звучанием, а также редким голосом одного из иноков, поющего высоким контр-тенором. Обитель населяют 38 монашествующих.
 
Но давайте углубимся в исторические события, предшествовавшие появлению на кицканской земле нямецких монахов. Что привело их сюда из-за Прута?
 
Нямецкая лавра возникла в седой древности - там, где горная речка Нямцул вырывается на простор из карпатских ущелий и успокаивается среди лесистых холмов. Называют год основания – 1367-й. Близлежащую цитадель веком ранее заложили немецкие крестоносцы. Письменно обитель впервые упоминается в 1407 году. И достоверно известно, что соборный храм монастыря построил и освятил в 1497 году Штефан Великий в честь победы над польским королём Либертом.
 
Главной святыней Нямецкого монастыря считается чудотворная икона Богоматери (её происхождение восходит к апостольским временам), подаренная ещё греческим императором Иоанном Палеологом молдавскому господарю Иоанну Доброму, а тот в начале XV века передал её лавре.
 
Пятьсот лет обитель была оплотом православия Молдовы, кузницей высших церковных иерархов, духовно-просветительским и книгоиздательским центром. Кров и утешение находили в стенах этого убежища престарелые, болящие и нуждающиеся. Богослужение совершалось строго по чину святой Горы Афон и по уставу Паисия Величковского: на одном клиросе пели по-русски, на другом по-молдавски. Для сведения, в отрезок времени от Александра Доброго (создавшего Молдавское княжество) до Штефана Великого (укрепившего его) славянский язык в Молдове был языком знати.
 
Разорение лавры
 
И вдруг грянула беда. Обратимся за подробностями к книге «История Ново-Нямецкого монастыря», составленной по свидетельству настоятелей Андроника и Германа в изложении архимандрита Гурия.
 
Катастрофа разразилась тогда вообще над всеми монастырями княжества Молдовы. Ее «организовал» пришедший к власти в 1859 году либерал А.И.Куза, господарь Молдовлахии (двух объединившихся княжеств), находившийся под мощным влиянием европейских политиков, которые внушили ему, что православие - мёртвая вера. Заступив в должность, он не медля издал указ о секуляризации монастырских земель, то есть отчуждении их в пользу государства. Для «раскулачивания» была создана спецкомиссия (получившая в монашестве название «разбойничьей»), которой для действенности были приданы жандармы.
 
Описание тех событий вгоняет читателя в сильное волнение, переходящее в дрожь. Как же: жили себе иноки - «государство в государстве», молились за власти предержащие в том числе. Следовали наказу старца Паисия воспитывать в себе абсолютное личное нестяжание, все доходы - в общую кружку. Однако веками устоявшиеся тишь, гладь да благодать враз были разрушены чиновничьим штиблетом и жандармским сапогом.
 
Члены комиссии выгребли из казнохранилища деньги, отложенные на ремонт соборной церкви, забрали 400 золотых монет, подаренных монастырю турками, равно как и сбережения благочестивых прихожан, хранившиеся тут подальше от жадных властей. «Турки оказались лучше христиан - комиссаров-вольтерианцев, ограбивших монастыри», - писал помощник настоятеля, духовник о.Андроник.
 
В итоге лавра, основанная на дарственных грамотах Александра Доброго и Штефана Великого, была совершенно «обесточена»: отобраны архивы с древними документами, ризница с праздничными облачениями, пострадала обширная библиотека. Книги на славянском отныне и присно были запрещены к употреблению, как и служба на славянском, и молитвы русским святым. Монахов, невзирая на пост, велено было кормить рыбой и маслом. Монастырские имения были сданы в аренду за бесценок, а типография, волы, лошади, овцы, ульи с пчёлами, запасы продуктов и урожай последнего года спешно проданы, при этом вся выручка ушла в княжескую казну.
 
«Ум мутится, когда видишь то, как разграбляется собранное в течение веков», - писал настоятель о.Герасим о.Феофану Кристя, управляющему монастырскими имениями в Бессарабии. (Заметим, инок Феофан впоследствии сыграл ключевую роль в создании Ново-Нямецкой обители). Новые распорядители с бранью останавливали литургию: «Зачем такая длинная служба? Нечего народ томить!». Настроение у иноков было, естественно, одно: бежать. Куда? На Афон. Либо за Прут, в Бессарабию, под покров российского государя. И несмотря на приказ ловить беглых монахов, наказывать и возвращать в монастырь, иноки упрямо исчезали, прихватив из имущества с собой только дух преподобного Паисия.
 
Отцы Феофан и Андроник - «толкачи»
 
За попытку вступиться за собратьев пострадал и ревностный защитник православия, митрополит молдавский Софроний - прямо во время службы его арестовал министр М.Когылничану и, не взирая на непогоду и отсутствие тёплой одежды, отправил больного старца в ссылку. Что и послужило к скорой кончине иерарха. Молдавская церковь, оставшись без митрополита, годы обречена была сиротствовать.
 
В этих условиях огромная ответственность легла на иеромонаха о.Феофана: спасти и обустроить переплывающих Прут монахов. Румынские власти предпринимали атаку за атакой, стремясь расправиться с о.Феофаном. Но подвижник все-таки разместил иноков в Немценах.
 
Общинка из 32 монахов бедствовала: богослужебных книг, свечей и масла было в обрез, в местной крошечной церкви от тесноты яблоку негде было упасть. Ютились в двух хатках под камышовой крышей, зимой в щели надувало снег. На три десятка человек было четыре тулупа и четыре пары сапог, так что в церковь ходили попеременно. Питались скудно, в основном мамалыгой. Но чтение Слова Божия не прекращали.
 
Тем временем о.Феофан с доверенностью от митрополита Софрония, которую он заблаговременно успел выправить, отправился обивать пороги в Петербург. Ему предстояла изнурительная эпопея возврата лавре кицканской вотчины, подаренной монастырю ещё господарем Александром Добрым в 1429 году, но потом отобранной турками. По счастью, в стольном российском граде монаху из Бессарабии с детски чистыми глазами чиновничество медленно, но верно шло на встречу. И вот горы докладных, прошений, согласований позади,, нужные бумаги выправлены.
 
Вчитайтесь в цитату из петиции о.Феофана русским министрам и Святому Синоду: «Производящаяся в дунайских княжествах реформа румынской нации подготавливалась постепенно под предлогом помощи слабому народу, которому угрожало влияние могущественного соседа (России). Под фирмою европейской цивилизации являлись различные наставники, которые, не открывая настоящей своей цели, овладели умами и поработили их, делая их своими орудиями. Преобразователи княжеств стремятся к искоренению веры, издревле связывающей нас с Россией. Чтобы вернее достигнуть своей цели, западные нации внушали свое верование неопытному юношеству. Суетному тщеславию последнего льстила возможность вступления в семью цивилизованных европейских народов без всякой скучной градации, без векового труда. Новые отступники изустно и печатно, хулою и клеветою гремят против православия, оно поругано и попрано действиями самих румын».
 
Не правда ли, звучит свежо?!
 
Итак, радостная весть о возврате монастырской кицканской земли с тем, чтобы начать там строительство дочерней обители, летит в Нямецкую лавру, к духовнику о.Андронику. К слову, именно этому праведнику за год до бедствия явился старец Паисий, чтобы предупредить о гонениях и укрепить дух братии. И знаете, каким образом переправился почтенный о.Андроник через Прут? В районе Скулян он переплыл реку на... деревянном корыте для стирки белья. Сердце его в те минуты стучало где-то в горле: он навсегда покидал родину и лавру, в которой жил с детства и получил воспитание. Теперь же инок почувствовал себя бродягой без паспорта. Но на то была воля Божья.
 
Таким образом, именно отцы Феофан и Андроник, положив много трудов, стали тем «мотором», который с удвоенной энергией продвигал идею основания нового монастыря.
 
Особо буйных погрузили в телеги
 
Долго ли коротко, после неисчислимых мытарств монаха-ходатая Феофана (например, в Одессе начальник губернаторской канцелярии так его толкнул, что он упал навзничь), император Александр Второй в 1862 году утвердил проект закладки Ново-Нямецкого монастыря.
 
Однако и тут страдальцев поджидало испытание: жители воспротивились. По словам сегодняшнего новонямецкого монаха-гида Германа (на фото), власти предложили упорствующим место для переселения и денежную компенсацию. Особо непокорных приехавшая из Кишинева рота солдат погрузила в телеги и отправила в село в 40 км от Кицкан.
 
Что любопытно, потомки тех вынужденных переселенцев до сих пор слывут там буянами - благодать минула семьи, не принявшие воли Бога. А обитель тем временем поднялась и зажила свой жизнью. Из Петербурга прибыла копия Нямецкой чудотворной иконы Богоматери кисти лучшего российского иконописца Андрея Верховцева. Тот сам удивлялся: лик спасительницы рода христианского излучал сияние. 
 
Увы, о.Феофан, неискушённый в коммерческих делах, так спешил построить убежище для своей братии, что наделал долгов. В результате монастырь, потеряв автономность, поступил на баланс государства, которое выделило на содержание иноков сущие крохи. И до сих пор отголосок того решения - «двуподчинение» приднестровской и кишиневской духовным инстанциям - несколько осложняет жизнь обители. 
 
Остаётся добавить, что новонямецкая братия единогласно выбрала себе в первые настоятели о.Феофана. Вторым игуменом стал о.Андроник. Православный мир с участием следил за становлением монастыря. В1866 году Патриарх Кирилл Иерусалимский, благословив Ново-Нямецкую обитель, припонёс ей в дар частицу Древа Креста Господня и частицы мощей святых. К ним, вделанным в золочёный мощевик, доселе охотно прикладываются молящиеся.
 
Почерневший лик высветлился
 
В безбожное советское время монастырь действовал даже в годы самых лютых гонений на духовенство. Зато в «оттепель», в 1962 году, его закрыли. С Вознесенского собора попытались трактором сдёрнуть крест. Трос лопнул и убил одного из двух трактористов, другой помер через неделю. В итоге - отступились… В братском корпусе устроили тубдиспансер, в трапезном храме - клуб, в колокольне - музей боевой славы, а церкви переоборудовали под склад медикаментов.
 
Возрождение обители произошло в 1989-м. На следующий год Патриарх всея Руси Алексий назначил настоятелем монастыря выпускника Московской духовной академии Доримедонта - кристальной чистоты и красоты человека, молдаванина по происхождению, воспитанника Троице-Сергиевой лавры. Он сумел внести в обитель дух твёрдой аскезы и братской любви в соответствии с наследием старца Паисия.
 
Погибший довольно загадочной смертью владыка Доримедонт почивает вечным сном в симпатичной часовенке в самом центре монастыря. С 1998 года  наместником лавры стал родной его брат о.Паисий. И доныне богослужения тут ведутся на двух языках: молдавском и славянском. На клиросе монахи свободно управляются с разными шрифтами. В том же 1990-м открылась и лет десять действовала духовная семинария, потом из-за тесноты и беспокойства монахам она переехала в Кишинев.
 
Вернулись на свои места прежние святыни - ковчег с мощами и чтимая копия Нямецкой иконы, которая, от времени почерневшая, нашлась у одного старичка-священника, но затем лик сам по себе высветлился и стал творить чудеса. А вскоре невероятным образом был найден и передан сюда посох преподобного Паисия. Вернулись из разных монастырей умудрённые старцы для передачи опыта молодым насельникам.
 
На восстановление купола колокольни потребовалось ни мало ни много - 5 кило сусального золота. Большую финансовую помощь в возрождении монастыря оказал Московский патриархат РПЦ. В сентябре прошлого года Ново-Нямецкий монастырь посетил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, преподнёсший схимникам икону Серафима Саровского.
 
В образцовом порядке содержатся здесь сад, огород, теплицы, винный погреб. Некоторым гостям наливают стаканчик - журналисты «МВ» испробовали чистейшего монастырского вина, пахнущего бочкой, со вкусом «вечно спорящих» дуба и чёрной смородины. В подвальной усыпальнице один юродивый монашек открыл нам секрет, что в нужные моменты инокам являются старец Паисий и другие небесные покровители, дабы наставить их на путь истинный. И то правда: они, самые неотмирные из смертных, маяки, указывающие путь ко Христу, тоже борются с искушениями и претерпевают разнообразные муки и радости. Но главное, своими молитвами иноки очищают пространство от скверны, чтобы мы в ней окончательно не захлебнулись, и вливают в отчаявшиеся сердца дух надежды на всесильную помощь Бога.
Наталья СТЕНИЧЕВА.Фото автора

Новости по теме

Все материалы →

Комментарии (5) Добавить комментарии

  • x

    Несомненно, этот великолепный монастырь можно считать настоящим средодочием истинно православного духа, который поддерживает неравнодушных к вере людей в любую погоду и при любом политическом режиме.

  • x

    Gadosti Cremlea i patriarhii....

  • x

    К сожалению, политическая зараза и червь корысти периодически проникают и в монашество. В последние годы жизни Паисия Величковского он почти не выходил из своей кельи, потому что среди тысячи подчиненных ему монахов Нямецко- Секульской лавры и ближних скитов появилось немало крикунов и болтунов, омрачавших покой святого страрца. В 6 ужасных лет правления Кузы каждого монаха, который смел заговорить на славянском языке, обвиняли в русофильстве, гнобили, он становился как бы прокаженным. Это была черная страница иночества исторической Молдовы. Действительно, нехристи турки оказались милосерднее. Они уважали Паисия Величковского, выставляли вокруг Нямецкого пикет, чтобы ненароком кто монахов не обидел...А свои, христиане, пусть даже захотевшие стать униатами, растоптали святые места, чуть ли не до гвоздя все вынесли. И в этом усматривается опосредованная зоологическая ненависть европейских "консультантов" к России и всему славянскому. В современной Румынии, конечно, есть группы вменяемых, духовно-интеллектуальных людей. Но у них нет площадок для высказывания, нет зачастую и смелости для протеста против оголтелой русофобии. Пусть же исторический случай с нямецкими монахами послужат им примером, как надо держать удар против тех, кто топчет веру отцов.

  • x

    Да, когда-то я гордилась тем, что меня принимали в пионеры в музее боевой славы - это было почетно. Мы поднимались на колокольню, оттуда открывался потрясающий вид - весна, вокруг цветущие сады..., слушали о том, что колокольня,являясь самой высокой точкой, сыграла ключевую роль в ходе Ясско-Кишиневской операции. Что ж, как говорится, из песни слов не выкинешь, но это, по крайней мере, созидательная страница в истории нашего монастыря...

  • x

    Бог ты мой, как вс в мире повторяется Однако нет сегодня людей того масштаба, какими были Феофан и Андроник. Измельчали.Те смиренные монахи осмелились начать жизнь с чистого листа, но не позволили светским самодурам лезть в их молитвы. Для этого действительно нужна была сильная вера. Где сегодня такие столпы веры?


Новости по теме

Все материалы →