Расследование

Народонаселение княжества Молдавского

21.12.2010
 
Этим и воспользовались мармарошские выходцы и утвердились в запустелой стране, - прежде всего на реке Молдаве, в соседстве с страною славяно-русских бродников, образовавших в начале XIII века как бы казацкую окраину галицко-русского государства в среднем течении левых притоков Дуная - Прута и Серета.

Как сообщается в упомянутом «Кратком историческом обзоре Бессарабии», до XV века Бессарабия, в значительной своей части еще не принадлежала Молдове и населена была на севере и северо-востоке русинами, а на юго-востоке — татаро-команами. Со второй половины XIV века русский элемент в ней начал брать даже решительный перевес над татаро-команским, благодаря завоеваниям литовско-русских князей, особенно Ольгерда.
 На карте Польши, составленной в XVI веке Вячеславом Гродецким, в нынешней Бессарабии обозначены на Днестре: Срока (Сороки), Устья (около Вад-Рашкова), Орыгов (Оргеев старый), Тегиння (Бендеры), Тубарча (Чобручи) и Белгород (Аккерман). Возобновление Бендер приписывается Витовту, который в 1421 году также построил при устье Днестра укрепленный замок Маяк (Турлаки). Греки и генуэзцы также проживали в Бессарабии, а в конце XIV века в ней появились армяне и цыгане.

С конца этого века Молдова и начала распространять свою власть на Бессарабию. В 1392 году молдавский воевода Роман титулуется «обладателем земли молдавской от планины до моря». В 1402 году господарь Молдавии Александр Добрый переносит мощи св. Иоанна Сочавского из Белгорода в свою столицу Сочаву. При этом господаре Бессарабия, несомненно, входила в состав Молдовы с округами хотинским, сорокским, ясским (белецким), оргеевским и лопушнянским в северной своей части и бендерским, аккерманским и килийским — в южной.

 Вскоре после княжения Александра Доброго начались попытки к объединению Валахии и Молдавии в одно политическое целое, вызванные надвигавшеюся грозою со стороны турок. Попытки эти, исходившие в равной мере из обоих одноплеменных княжеств, выражались как в расширении пределов одного на счет другого, так и в действительном объединении их под властью одного государя.

 Особенно стремились к этому лучшие из господарей: молдавский — Штефан Великий, державший бразды правления с 1457 по 1504 год, и валашский — Михаил Храбрый, с 1593 по 1601 год.

После них слабые попытки в этом направлении, с освобождением от вассальной зависимости от турок, принадлежали молдавским господарям рода Могил, Василию Лупулу и династии Кантемиров, а валашским — Матфею Бассарабу, Щербану II Кантакузину и Константину Бранковано.

 Но все эти попытки оказались тщетными. Несмотря на победы Штефана Великого, из которых наиболее замечательной была победа над турками, одержанная им 17 января 1475 года на берегу Бырлата, где 120-тысячная армия Солимана-паши была разбита на голову 47-тысячным молдавским войском. При нем турки окончательно утвердились в Килии, Белгороде и Измаиле, положив начало обособления Бессарабии в отдельную область.

 В 1540 году султан Солиман II объявил Килию и Аккерман турецкими крепостями и обратил их округа в райи, т. е. христианские области Турции, а в 1569 году уступил древнюю страну угличей ногайским татарам, резиденцией ханов которых стало нынешнее местечко Каушаны, выстроенное ими из старых материалов. Но, хотя кочевья татар, ставшие называться буджакскими, распространились на всю южную и часть средней Бессарабии,—турецкие крепости остались вне их власти.

 Около 1592 года турки занимают Тягин (Бендеры) и 12 окрестных селений. В 1621 году султан Осман, приписав неудачу похода против Польши, окончившегося поражением его армии при Хотине, нераспорядительности молдавского воеводы, отнял у Молдавии округ Рени и присоединил его к Измаилу.

 Приблизительно к этому времени относится описание Бессарабии у одного географа XVII века. «Бессарабия,— читаем в Geographia Blaviana (1662 г.),—восточная часть Молдавии, по моему мнению, есть та самая, которую Халкондила называет Истрией, третьей областью Валахии, тогда как другие называют Богданией и Молдавией, так как Истр (Дунай) впадает здесь в море шестью большими устьями.

Города в ней следующие: Тягин (Бендеры), город с турецкою крепостью, которую защищает р. Днестр; Белгород, иначе Монкастрон, некогда Гермонасса, тоже подчиняется власти турок... Его турки силою отняли у молдавского господаря в 1485 году вместе с крепостью и городом Килией или Хелини, в древности Ликостомом, находившимся у того же моря на Дунае. Турки уже несколько лет тому назад посадили в Монкастре полномочного начальника, для обуздания казаков и удержания молдаван в подчинении. Это обстоятельство составляет большое зло для Молдавии, так как, под предлогом укрепления мест и производства других работ, начальник, разоряя страну несправедливыми поборами, получает сотни тысяч червонцев».

 С середины XV века, после смерти лучшего защитника христианской Европы от турок венгерского короля Иоанна Гуниада (1456 г.), Молдавия и Валахия становятся вассалами Турции, которая непосредственно вмешивается в их внутренние дела, утверждает или назначает господарей, - пока еще из туземцев, - и по поводу каждой попытки освободиться от вассальной зависимости, отторгает от них земли под свою власть. В начале же XVII века Турция, чтобы окончательно утвердить свое господство над румынскими княжествами, отнимает от них право иметь господарей из туземцев и продает господарское звание грекам-фанариотам (фанара — предместье Константинополя), которые выжимают из страны последние соки, нисколько не заботясь о ее благосостоянии.

 Впоследствии турки подвинулись еще дальше на север Бессарабии. В 1712 году, после Прутского похода Петра Великого и бегства молдавского господаря Дмитрия Кантемира в Россию, от Молдавии была отнята и Хотинская крепость, занятая турецким гарнизоном, для продовольствия которого к Хотину было причислено несколько сот деревень, образовавших хотинскую райю.

 Таким образом, турецко-татарская Бессарабия, разрастаясь постепенно в ширину и в длину, к первой четверти XVIII века заняла почти все то пространство, какое занимает нынешняя Бессарабская губерния (речь идет о 1903 годе), и только с запада и юго-запада не доходила местами до Прута, гранича с молдавскими поселениями и кигачским лесом с его воинственными обитателями.

Во время походов турок, в войске которых татары составляли летучие отряды, последние совершали хищнические набеги, грабили и убивали беззащитных; при отступлениях же, не только татары, но и турки опустошали всю страну, по которой проходили, не щадя ни молдавских городов и селений, ни своих собственных жилищ. Так, в 1788 году, перед вступлением русских войск в Бессарабию, был совершенно опустошен и сожжен турками город Кишинев, упоминаемый еще в начале XV века под именем Кишеннау и означенный на географической карте 1760 года. По словам фон Раана, состоявшего в русской армии в 1789 году, «здесь видны печи и трубы, остатки лучших домов, коих число было до 300. Купеческие лавки, которые составляли каменный квадрат на 300 сажень в окружности, лежат под пеплом, так же как и шесть или семь церквей».

 Cравнительная справедливость и веротерпимость турок создавала для туземцев Бессарабии положение более выгодное, чем, например, положение крестьянского населения в Польше. По свидетельству Старовольского, «население, живущее под турецким игом, занимающееся земледелием и торговлею, уплатив годовую дань, свободно так, как не свободен ни один шляхтич. В Турции никакой паша не может сделать последнему мужику того, что делается в наших местностях и селениях крестьянину».

 Поэтому Бессарабия, несмотря на двойное турецко-татарское иго, привлекала к себе переселенцев из других стран, в частности, русское население, — не говоря об исконных обитателях Хотинского уезда, русинах,—постоянно подновлялось переселениями простого народа из-за Днестра и из Галиции.

Славянский язык, издавна преобладавший в Бессарабии, при Александре Добром (1401-1433 г.) сделался в Молдавии языком государственным и церковным. Еще в XVII столетии молдавский господарь Гаспар Грациан, умиротворяя восставших против него жителей г. Оргеева, обращается к ним с славянской речью: «даимасте серце чисто к господарю». Только при греках-фанариотах воздвигнуто было гонение как на румынский, так и на славянский язык. Венелин говорит, что в начале XVIII века, при Николае Маврокордато, который попеременно был господарем в обоих княжествах, славянский язык был изгнан из дворца, из судебных мест и из церквей, и нигде более не имел пристанища, говорить славянским языком сделалось преступлением. Со второй половины XVIII века в Молдавии и Валахии возрождается и румынский язык.

 Возрождению этому содействовали, с одной стороны, русско-турецкие войны Екатерины II, значительно облегчившие положение и участь румынских княжеств, а с другой — возрождение румынской народности в Трансильвании, отразившееся на Молдавии и Валахии.

 К концу XVIII века румынский язык получил равные права с славянским в знаменитой Нямецкой обители, благодаря настоятелю ее, южнорусскому уроженцу, старцу Паисию Величковскому. Хотя и возродившись, румынская школа и литература продолжали получать для себя питательные соки из единоверной России. Но в начале XIX века славянский язык был совершенно вытеснен из Молдавии и Валахии, сохранившись только в русской Бессарабии.

Нередко являлись в Бессарабию и казаки. Южно-русское украинское казачество возникло вскоре по прекращении особых литовско-русских князей и первоначально имело целью защиту южно-русских границ от турок и татар и борьбу с неверными. Разоряя Крым и берега Черного моря, казаки часто нападали и на белгородских и буджакских татар и опустошали турецкие города в Бессарабии. В 1589 году они под предводительством атамана Кулачи напали на Крым, затем сожгли все поселения вокруг Белгорода. В июле 1594 года Наливайко сжег города Тягин (Бендеры) и Килию и опустошил турецкие и татарские владения по нижнему Дунаю и Пруту; а в сентябре того же года он вместе с Лободой опустошил северную Молдавию, занял Яссы и разбил у Сочавы молдавскаго господаря Арона, заставив его отказаться от вассальной зависимости от Турции и вступить в союз с валашским господарем Михаилом Храбрым и трансильванским князем Сигизмундом Баторием.

 В 1621 году казаки численность 20 тысяч во главе со своим гетманом Сагайдачным принимали участие в знаменитой битве под Хотином, и им Польша была обязана поражением тридцатитысячной армии султана Османа.

 В 1632 году часть казаков под предводительством Сулимы отправились на Черное море, где разграбили Аккерман, Килию, Измаил и разорила многие села и деревни. После подавления в 1702 году Сенявским восставших против Польши южно-русских казаков правого берега Днепра, полки их целыми массами уходили в Бессарабию, а за ними следовало и оседлое население деревень, местечек и городов со своим имуществом. Поселяясь отдельными группами между румынами нынешней Бессарабии, многие южно-русские переселенцы и сами орумынивались.

Но усвоив румынский язык и нравы, они продолжали, как продолжают и теперь, чтить церковно-народные праздники своей родины. На это указывает, например, то, что 24 июня, в храмовой день Предтеченской церкви Иоанна Крестителя в Каменец-Подольске собирается много народа, особенно молдаван из Бессарабии, по всей вероятности орумынившихся потомков малороссов, переселившихся некогда из Подолии. Отсюда видно, что Бессарабия еще до воссоединения с Россией была связана с нею не только единством православной веры, но и племенным родством значительной части населения.

Бессильные свергнуть ненавистное турецкое господство, румынские княжества еще с конца XV века старались завязать сношения с единоверной Россией, ища в ней союзника для борьбы с общим врагом. В 1482 году Стефан Великий выдал свою дочь Елену за Иоанна, младшего сына московского великого князя Иоанна III, а в 1488—1489 году послы его были в Москве.

 Послы Иоанна III Берсеня и Балица приезжали в Сочаву для заключения оборонительного и наступательного союза против Турции и Польши. Второе сношение Молдавии с Москвою было в 1542 году, когда побочный сын Стефана Великого Петр Рареш посылал в Москву своих бояр под видом закупки мехов для султана.

 Иоанн Грозный тоже искал случая сблизиться с Молдавией, но ему мешала в этом Польша. Но московские государи не могли оказать румынским княжествам существенной поддержки, так как пределы России были в то время слишком удалены от границ Молдавии. Только с восстанием южно-русского казачества под предводительством Богдана Хмельницкого, против Польши и затем с присоединением Малороссии к России, господари княжества определеннее и чаще начинают заговаривать о принятии Россией под покровительство и оборону их владений. В 1654 году Хмельницкий извещал царя Алексея Михайловича, что молдавский и валашский господари хотят быть «под царскою рукою».

 В том же году молдавский воевода Стефан Георгина и сам писал московскому царю и просил иерусалимского патриарха Паисия вступить в сношения с царем. Вследствие этого, Алексей Михайлович получил от Паисия в 1655 году письмо, а в 1656 году последовало и официальное предложение, привезенное в Москву митрополитом молдавским Гедеоном, принять, подобно Хмельницкому, и молдавского владетеля в подданство России. Несмотря на отказ царя Алексея Михайловича, переданный им в 1661 году через киевского воеводу Василия Шереметева, принять Молдавию и Валахию в свое подданство «по причине дружественных отношений с Оттоманскою Портою».

 Румыны обоих княжеств при всяком удобном случае продолжали обращаться к московскому государю с новыми просьбами. В 1674 году молдавский господарь Стефан Петричеу и валашский Константин Щербан домогались принятия их в русское подданство и в ответ получили предложение прислать в Москву уполномоченных.

 Об этом же писали царю: в 1676 году— русский резидент в Варшаве Тяпкин и в 1684 году — украинский гетман Самойлович. То же повторилось, когда Россия задумала вступить с Польшей в союз против турок. Как известно, крымские походы, предпринятые Россией в союзе с Польшею в 1686 и 1688 году, окончились неудачею. Продолжались только казацкие походы и набеги на турецко-татарские владения.

 Положение дел того времени и неослабевшие, несмотря на неудачные крымские походы, надежды румын на помощь московского государства ярко обрисовываются в заявлении, от имени иерусалимского патриарха Досифея, посланного им в Москву в октябре 1692 года архимандрита Хрисаноа (племянника Досифея). «Просить Константин мултянский (валашский) господарь, чтобы святое величество промыл учинить изволили над городами турецкими, на Днепре стоящими, и их взять, дабы и Белогородскую орду разорить; тогда те два государства (Молдавия и Валахия) поддадутся царскому величеству без всякого замедления, и в этой надежде будет выжидать время господарь мултянский, который платит две дани: одну туркам явно, другую немцам тайно, чтобы не разоряли его государство.

 Посему, за два года перед тем, будучи побуждаем немцами к подданству их, бежал из своей столицы, и иноземцы пришли в его государство, а он, призвав татар, немцев, выбил вон и потом, через тайные места мултянския провел татар и турок в Семиградскую землю, где одержали они ту победу, которою турки опять ожили.

 Дело сие двух ради причин учинил господарь: первое, чтобы папежное дело не распространялось; другая же та, что ежедневно надеется, да будет господарство его во владении православных, а не у еретиков. Если же захотел бы с немцами согласиться, то уже по сие время немцы завладели бы всеми теми странами до Дуная. При сем и то приказал господарь: если войско пойдет на Белогородскую орду, то более 60 тысяч казаков не надобно, и в один месяц могут всю орду разорить; когда же та орда разорится и городки, что на Днепре, взяты будут, тотчас же и он восстанет против поганых и с ним множество христиан совокупится; для сего дал господарь и чертеж Белогородской орды».

Надежды румын и других подвластных Турции христианских народов начали, по-видимому, сбываться после победоносных войн Петра Великого с турками и татарами в 1696 и 1698 годах. После Полтавской битвы и бегства Карла XII в Бендеры, Петр в первый раз в 1709 году решился перенести театр войны в румынские княжества, обеспечив предварительно тыл своей армии занятием принадлежавшей полякам Подолии, в чем ему помогали два волоха: Савва, взявший во имя царского величества Могилев на Днестре, и Иванененко, захвативший Брацлав. Но главную надежду Петр возлагал на молдавского господаря Дмитрия Кантемира и валашскаго — Константина Бранковано, с которыми вошел в тайные переговоры, — вслед за чем обнаружили некоторое движение в пользу России также сербы и черногорцы.

 Но недоверие друг к другу обоих румынских государств вызвало неудачу Прутского похода Петра 1711 года, после которого Россией были утрачены многие выгоды, приобретенные крымскими походами в 1696 и 1698 гг.

 После Петра Великого начинается постепенное расширение пределов России к татарско-турецким границам. Это делается для того, чтобы обеспечить путем общения с центром государства тыл русской армии на случай войны. В 1728 году многие запорожцы, бежавшие в Турцию после измены Мазепы, были негласно приняты в подданство России и перешли в старую Сечь, положив начало заселению степей, отделявших Россию от татарских владений. В 1735 году Россия объявила войну Турции; в 1738 году Миних взял Очаков, укрепил его и двинулся к Днестру, где имел дело с белгородским султаном. В 1739 году предпринимается новый поход в Бессарабию, во время которого Миних, послав казаков под предводительством Капниста, чтобы взять и сжечь Сороки и Могилев на Днестре, сам одержал блистательную победу над турками при м. Ставучены, близ г. Хотина.

Последствием этой победы была сдача Хотина, бегство татар и турок, вступление русских в Яссы и признание императрицы Анны Иоанновны государынею Молдавии. В том же году Россией был заключен мир с турками, в виду неожиданного заключения мира ее союзницей и соперницей Австрией, не соответствовавший успехам ее оружия. Но война эта принесла ту выгоду, что вызвала волнение в христианском населении как румынских княжеств, так и Сербии, Эпира, Фессалии и даже Мореи, подготовив их будущее освобождение от турецкого ига.

 Кроме того, по миру 1739 года России была уступлена степь между Бугом и Донцом. Степь эта была вскоре заселена сотнями тысяч сербов, двинувшихся из Австрии, желавшей обратить их в католичество. Из них в этой степи и на запорожских землях была образована пограничная милиция под названием Новая Сербия и Славяно-Сербия с земляною крепостью св. Елизаветы (Елизаветград). В 1764 году Новая Сербия преобразована в Новороссийскую губернию, которая служила операционным базисом в последующих войнах России с Турцией.

 При Екатерине II границы России еще более придвинулись к придунайским княжествам. Военные действия России начались в 1769 году, когда князь Голицын взял Хотин и занял Яссы. Сменивший Голицына, вынужденного было отступить за Днестр, граф Румянцев отбил у турок Каменец-Подольск и занял Яссы и Бухарест, встретив огромное сочувствие к России в местном населении.

 Русское правительство поспешило улучшить финансовую часть и судопроизводство в румынских княжествах и дать им более сносное внутреннее управление. В 1772—1774 гг. чеканились даже из турецких пушек медные монеты с изображением гербов Молдавии и Валахии. Затем Румянцев поразил турок при Ларге и Кагуле и прогнал их за Дунай. В то же время Панин взял Бендеры, выселил из Буджака до 12 тысяч татар на Кубань и в Крым, покоренный в 1771 году Долгоруким.

 Начавшиеся было переговоры о мире, ни к чему не привели, так как султан Мустафа не соглашался на требование России признать независимость румынских княжеств и татар. В 1773 году Румянцев двинул войска за Дунай, где Вейсман разбил наголову сераскира у деревни Кайнарджи, а в следующем 1774 году Суворов и Каменский разбили турок во многих сражениях. Наконец, когда визирь был заперт в Шумле, преемник Мустафы Абдул Гамид вынужден был склониться к миру, который и был заключен 10 июля 1774 года в деревне Кучук-Кайнарджи.

В 1788 году Потемкин с помощью запорожцев взял Очаков, а затем военные действия перенесены были на устья Дуная и за Прут, где в течение еще трех лет вместе с русскими войсками действовали заодно и австрийские. Главное начальство над всей русской армией принадлежало Потемкину, но он проживал то в Яссах, то в Петербурге, а в битвах непосредственно участвовали Суворов, Репнин и другие русские полководцы. Для управления церковными делами румынских господарств вызван был архиепископ екатеринославский и херсонский Амвросий Серебренников, ему дали звание блюстителя молдо-влахийской экзархи. Викарием себе он избрал румынского уроженца, ректора полтавской семинарии, Гавриила Бэнулеску-Бодони, с наименованием его епископом бендерским и белградским. После побед Суворова при Фокшанах и Рымнике и занятия русскими войсками Хаджибея (где ныне Одесса), Аккермана, Килии, Бендер и других городов, Екатерина II потребовала от Турции для заключения мира всех земель по Днестру, подтверждения договора, по которому Крым отошел к России, и составления из Болгарии, Валахии и Молдавии особого христианского княжества под именем Дакия. Но Турция, надеясь на помощь Англии и Пруссии, требовала возвращения Крыма. В виду этого, война продолжалась. Суворов взял Измаил, который считался совершенно неприступным, вызвав тем изумление всей Европы; Де-Рибас взял Тульчу и Исакчу и, наконец, после взятия Матчина, турки должны были согласиться на требование Екатерины II относительно Крыма. Мир был заключен 29 декабря 1791 года в Яссах, и вся земля очаковская стала частью тогдашней Екатеринославской губернии; запорожцы были переселены на Тамань, а земли между Бугом и Днестром екатеринославский губернатор Каховский стал спешно раздавать новым поселенцам из молдаван и русских. Амвросий Серебренников возвратился к своей кафедре в Полтаву, поставив в митрополиты молдавские Гавриила Бэнулеску-Бодони, который, по выходе русских войск, был схвачен новым господарем и отправлен в Константинополь, но затем, по требованию России, освобожден в 1793 году и отпущен в Россию. Для Молдавии и Валахии Ясский мир не выговорил ничего, кроме двухлетней льготы относительно податей. Но важнейшим последствием этой второй при Екатерине Великой русско-турецкой войны было то, что Россия раздвинула свои пределы до самого Днестра и сделалась ближайшею соседкою Бессарабии и Придунайских княжеств.

 

В 1806 году султан Селим III самовольно, без согласия России, сместил господарей Молдавии и Валахии — Мурузи и Ипсиланти, вследствие чего император Александр I приказал своим войскам вступить в княжества. Хотя султан и поторопился возвратить управление княжествами прежним господарям, но русское войско под начальством Михельсона вступило уже в Бессарабию и затем заняло Яссы. Одновременно с этим Эссен взял Хотин; Мейендорф — Бендеры; Ришелье — Паланку, Аккерман и Килию, так что в следующем 1807 г. -Бессарабия, Молдавия и Валахия были заняты русскими войсками. Столкновения с турками происходили до 1810 года, когда назначенный главнокомандующим граф Каменский в один поход очистил от неприятеля все пространство от Дуная до Балкан. После смерти Каменского Кутузов заставил оставить Шумлу визиря Ахмед-пашу, который затем был разбит наголову Марковым около Рущука. Это заставило султана Селима склониться на мир, который и был заключен в мае 1812 года в Бухаресте. Порта уступила России всю Бессарабию, и река Прут и устье Дуная стали границей обеих империй.

Комментарии (4) Добавить комментарии

  • x

    "Про данные археологии забыли"-?Я не специалист. Однако неужели по данным археологии возможно установить на каком языке говорили люди в ту эпоху? Сомневаюсь в возможность нахождения книг, папируса и тд поскольку их наверняка не находят в этих слоях

  • x

    Товарищ Неисторик, видимо, реально не историк. Про данные археологии мы забыли, да? С 5 века на этих землях жили анты и склавины - большие славянские конгломераты. Потом - тиверцы и уличи - данники Киева, позже территория ныншней Молдвы входила в состав Галицко-волынского княжества. Господа, вы или историю учите, или сидите себе в углу и ментально самоудовлетворяйтесь на то, что вы румыны.

  • x

    kogda rossia okkupirovala kusok moldavii mikto ne ho4et vspominati a tut poiavilsea russko moldavskii narod pozor avtoru

  • x

    Фантазии в самом чистом виде. "славяно-русское население" - крайне странный термин"Молдова населена была на севере и северо-востоке русинами" -???До 14-го века ни одно европейское государство не проводило нормального учета населения и крайне мало интересовалось их нац принадлежностью.Главное - чтобы были подати и религиозная принадлежность.Только когда появилась государство Молдова тогда только и появились достоверные сведения