Общество

"Мальчик, идем сниматься в кино!.."

26.12.2008, 06:18
{"Мальчик, идем сниматься в кино!.."} Молдавские Ведомости
Геннадий Бояркин- Не любите "лживые, в душу идущие речи"? Или дата не достаточно пафосная?

- Не люблю в день рождения быть в центре внимания. В принципе не слишком жалую собственную персону и не вижу пока повода для пышных торжеств. К тому же, стараюсь не ставить людей в неловкое положение от необходимости говорить какие-то обязательные в подобных случаях слова.

- Вы как-то очень стремительно вошли в репертуар Чеховского театра - восемь ролей за девять месяцев. По-моему, это абсолютный рекорд.

- Я сам, честно говоря, не ожидал такого поворота в жизни. Хотя то, что я пришел в труппу Русского театра, скорее закономерно, чем случайно. Я родился и вырос в Кишиневе, закончил 37-ю школу, с юности был постоянным зрителем Театра Чехова, хорошо знал репертуар, любил его актеров. Уже будучи артистом "Ликурича", я часто был задействован в городских массовых мероприятиях, театрализованных представлениях, праздновании Масленицы, вот там и познакомился как с постановщиком с В.В. Казаченко, он ко мне присматривался какое-то время и вдруг предложил одну из главных ролей в своей премьере "Источник Афродиты" по К. Гольдони.

- В итоге, вы сыграли в этом спектакле сразу две роли кавалера ди Рипафратта и графа Альбафьорита: Дебют прошел весьма успешно, и роли посыпались на вас как из рога изобилия, тем более, что в театре потребовались срочные вводы, а вы продемонстрировали не только профессионализм, но и завидную работоспособность. Стало быть, вас и загрузили по полной программе. И все же одно дело роль, которую готовишь планово, последовательно проходишь все этапы работы с режиссером, партнерами и совсем другое - втискиваться в чужой рисунок в готовом спектакле.

- Я играю Алексея в "Ненормальной" Н. Птушкиной, Бальзаминова в спектакле "Хочу замуж!.." по А. Островскому несколько иначе, чем мой предшественник, в силу разных физических и психологических данных. Ввод - это всегда мобилизация душевных и моральных сил, но есть такое понятие - производственная необходимость и с этим приходится считаться. Театр ведь не может лишаться нового спектакля, если из него выбыл один исполнитель.

- Спектаклю, как другу, приходится подставлять плечо?

- Вот именно. И я буду играть и Анучкина в "Женитьбе", и Мотла в "Поминальной молитве", и Марина Мирою в "Безымянной звезде", и Пьеро в "Золотом ключике", и Принца в "Белоснежке" - все это вводы в спектакли, где до меня эти роли играли другие артисты. На войне как на войне: если выбыл боец из строя, его место тут же занимает товарищ. Иначе нельзя.

- В последней премьере театра "Кощей Бессмертный и Василиса Прекрасная" вам досталась роль Ивана Царевича. Постановку осуществил Виктор Казаченко и вашей партнершей, как и в "Афродите", и в "Ненормальной" стала Вера Марьянчик. Такие понятия, как актерский ансамбль, атмосфера спектакля для вас значимы?

- Обычно эти понятия работают, когда на площадке встречаются люди одной школы, исповедующие общие духовные, эстетические ценности и безусловно доверяющие творческому лидеру. Я считаю, что мне в этом смысле очень повезло: я попал в настоящую команду единомышленников. Вере отдельное спасибо - она великолепный, очень чуткий партнер.

- Ваш возраст - пора становления, время проб и ошибок, накопления жизненного и профессионального опыта для какого-то нового, может быть, дерзкого рывка. К вашей полукруглой дате на будущий год добавится 20-летие работы в театре кукол, стаж более чем солидный для такого молодого человека.

- У нас в роду много военных и музыкантов, во мне, наверное, поровну этих наследственных задатков. Я десять лет учился игре на фортепиано. Три раза в неделю к нам домой приходила учительница музыки и начинались мои муки. Лето, окна распахнуты, за окном мои сверстники в казаки-разбойники гоняют. "Генка, выходи!" - слышу сквозь нудные гаммы. Прятался: в нишу забивался, на крышу залезал от этой пытки, но бабушка знала, что я повзрослею и стану совсем по-другому относиться к музыке. Я благодарен и ей и своей "мучительнице" за терпение и мудрость. А на гитаре играть учился во дворе, потом так увлекся, что выступал в составе вокально-инструментальных ансамблей, пели советскую эстраду и свои песни.

И вот, возвращаясь к истокам профессии - как все начиналось. Чтобы уберечь от пагубного влияния улицы, меня 6-летнего мама привела за ручку в городской Дом молодежи, где я и прозанимался десять лет в детской студии театра кукол. После 8-го класса попал в "Ликурич": там набирали актерский вспомогательный состав. А по общеобразовательным предметам пришлось доучиваться уже в вечерней школе.

- Театр кукол был вашей главной любовью в детстве?

- Главной любовью было кино. В школе я учился плохо - прогуливал уроки, просиживая в кинозалах. Постоянно околачивался около киностудии. Мне казалось, что вот сейчас выйдет режиссер, увидит меня и скажет: "Мальчик, что ты тут стоишь? Идем сниматься в кино!"

- Было бы естественно пробиваться на экран через ВГИК.

- Художественный руководитель "Ликурича" Титус Жуков меня отговорил, убедив, что поступать надо во ЛГИТМиК. Мне дали от театра целевое направление и я с первого захода поступил, и нисколько об этом не жалел. Курс вел Николай Петрович Наумов. Он очень много дал мне и в профессиональном плане, и в человеческом. У нас были прекрасные педагоги и по фехтованию, и по сценической речи. Это был экспериментальный курс, нас вели как универсальных актеров.

Геннадий Бояркин- Актеров весьма условно, конечно, делят на актеров-лицедеев и актеров-мыслителей. Вы к какой категории себя причисляете?

- Мне думается, это виднее со стороны, хотя стараюсь "копать" глубоко, пытаюсь войти в мир своего героя максимально. Я про себя знаю еще, что мне интересно расширять границы профессии.

- Вы имеете в виду свой роман с телевидением?

- Можно сказать и так. В 1997 году вернувшись из Питера, параллельно с работой в "Ликуриче" в качестве актера, я закончил курсы режиссеров телевидения на канале NIT, где с тех пор и работаю режиссером и ведущим детских телепередач.

– Два года назад вы сняли 4-серийный фильм "Венок для незнакомки" по Чейзу. Это был ваш режиссерский дебют. А кто финансировал этот проект?

- Не поверите, но фильм сделан без денег - на одном энтузиазме и добрых отношениях. Операторскую работу, монтаж, озвучивание делал сам. А что касается актеров: я подходил к каждому из предполагаемых исполнителей и объяснял ситуацию. И мне никто не отказал! В главных ролях снялись Р. Гончарова, Г. Зуев, В. Шелух, А. Мадан, Ж. Басу и многие другие. Здесь проявились наша творческая солидарность, актерское братство. Премьера состоялась в кинотеатре "Гаудеамус", фильм два раза прошел на канале NIT, а потом права на него приобрела российская прокатная фирма и выпустила его на дисках.

- Джеймс Чейз - это принципиально? Вы поклонник детективного жанра?

- Нет, просто рассказ понравился, я написал сценарий, разработал диалоги, увидев в этой истории свою тему. Человек я романтичный, а там главная тема любовная. И привлекает в ней, прежде всего, отсутствие эгоцентризма, способность главных героев к самопожертвованию.

- Ваш любимый писатель?

- Михаил Булгаков.

- А любимый роман, конечно, "Мастер и Маргарита"? И Вы мечтаете его поставить?

- Нет, в нем много мистического, я боюсь вступать на эту территорию. Такие игры с неведомым часто плохо заканчиваются. Тому есть множество примеров.

- Отец Александр Мень предостерегал любителей выходить в астрал об опасности вступать в отношения с реальностью, законов которой мы не знаем. Можно не вернуться... Кстати, о путешествиях не столь отдаленных: "охота к перемене мест", "цыганская" тяга к дороге - это должно быть в крови или это приходит со временем как и другие профессиональные навыки?

- Я думаю, тому, кто любит оседлый образ жизни, лучше в актеры не идти. Я с детства много ездил, с детской студией театра кукол, с "Ликуричом" объездили почти всю Европу. Санкт-Петербург - город, который ни с чем не сравним. Город, где моя душа чувствовала себя дома. Но и с Кишиневом, моим родным городом, меня очень многое связывает, я люблю сюда возвращаться. Я не считаю, что хорошо только там, где нас нет...

- Этой осенью вам удалось побывать на знаменитом Волковском театральном фестивале в Ярославле, чем запомнилась эта поездка?

- Город старинный, красивый, с особой энергетикой. Фестиваль был хорошо организован, публика принимала наши спектакли - "Хочу замуж!.." и "Александр Вертинский. Бал Господень" - прекрасно. Было даже обсуждение, и хоть критики были доброжелательны и объективны, но сам разговор проходил во время фуршета, а это как бы снижает уровень, делает общение поверхностным. Когда мы ездили с "Ликуричом" на многочисленные фестивали, то находились там от начала фестиваля и до его завершения. Участвовали в творческих лабораториях, мастер-классах, смотрели спектакли коллег, общались, заряжались энергией друг от друга, идеи новые возникали, а заканчивалось все, как правило, импровизированным капустником. Такие поездки обогащали, развивали, запоминались надолго.

- А здесь было не так?

- К сожалению. Сейчас, по-видимому, это - слишком дорогое удовольствие: чтобы находиться неделю или десять дней в другой стране. Мы показали свои спектакли, а посмотрели только один - "Визит Дамы" Дюрренматта в постановке Казанского драматического театра, с хорошей актрисой в главной роли, совершенно роскошной сценографией и костюмами, после чего сразу уехали домой.

- Новый год связан с надеждами на лучшее, каждому хочется счастливого поворота в судьбе, с кем советуетесь, когда надо принять жизненно важное решение?

- С друзьями. У меня два испытанных, верных друга. Нашей дружбе почти столько же, сколько нам самим. Лет с трех мы вместе. И ни разу не было повода усомниться в их искренности.

- В пьесе для детей "Баба-Яга и два клена" эта самая Баба-Яга говорит: "Отойди от меня, Василиса-работница: ты меня не понимаешь. Меня тот понимает, кто мной восхищается!" А вы доверяете тому, кто вами восхищается или комплиментам предпочитаете "горькую" правду?

- Доброе слово, как говорится, и кошке приятно. От "горькой" правды иногда бывает очень больно, если она выражена слишком прямолинейно или грубо. Мы ведь люди впечатлительные и, мне кажется, я достаточно самокритичен, чтобы не возомнить о себе Бог весть что, даже если что-то удается.

- Велосипед для вас - самое надежное лекарство от стресса, воплощенная детская мечта или просто средство передвижения?

- Три в одном. И воплощенная мечта, и средство передвижения, и к тому же, я чувствую себя на нем, как на коне. Так, наверное, гусары в старину к своим четвероногим друзьям относились.

- Сейчас экран пестрит новыми лицами. Вроде бы и красивые, и стильные, а почти никто не запоминается: нет ярких индивидуальностей. Вы можете назвать имя человека, связанного с театром, который для вас открыл что-то новое, запомнился?

- Для меня, пожалуй, Евгений Гришковец. Его моноспектакли - это умение переводить очень серьезные вещи в форму, доступную пониманию. За этой простотой есть какая-то глубинная философия, культура. Они очень точные по внутреннему ощущению, очень сегодняшние. Это мне близко.

- Когда его слушаешь, кажется, что все хорошее возможно, люди способны и готовы понимать и слышать друг друга, договариваться, и что "все мы будем счастливы", но не когда-нибудь, а вот буквально за этим поворотом, вот прямо завтра...

Валентина Склярова

Новости по теме

Все материалы →

Комментарии (0) Добавить комментарии


Новости по теме

Все материалы →