Общество

Дом, который не хотят возвращать

09.02.2009, 22:33
{Дом, который не хотят возвращать} Молдавские Ведомости
Петр ФилипчукСобственность - жилой дом №49 по улице Штефан чел Маре семье Филипчук официально вернули в 1990 году, еще при советской власти, но вселиться Петр Васильевич не может до сих пор. "Препятствует примар Атак Василий Трагира", - говорит Петр Филипчук.

Перед поездкой в Атаки мы созвонились с Василием Трагира. Поинтересовались, почему дом по адресу: улица Штефан чел Маре, 49 до сих пор не передан владельцу.

"А! - обрадовался Василий Пантелеевич, - они и до вас добрались. Говорил же я ему: там проживает престарелая женщина. Пусть доживет свой век в этом доме".

И вот мы в Атаках, где ждал нас Петр Филипчук. Прямо на автовокзале перелистываем пачку документов - история попыток вернуть недвижимое имущество, отраженная в официальных бумагах. Процитируем отрывки письма, направленного семьей Филипчук одному очень высокопоставленному лицу: "На протяжении пяти лет мы ходим по всем инстанциям, чтобы получить дом, конфискованный в 1941 году... Трудность вселения нас заключается в том, что в этом доме прописана и проживает престарелая женщина Татьяна Черная, которая занимает только полдома... Мы согласны оставить ее на некоторое время для проживания в этом доме до решения ее жилищного вопроса".

Письмо это адресовано Мирче Снегуру, датировано 1995 годом. Пять лет хождений по инстанциям, о которых говорится в письме, и 14 лет, прошедших с 1995 года - семья Филипчук 19 лет пытается вернуть свой дом, положенный ей по закону. Решением Окницкого райисполкома от 13 сентября 1990 года дом по улице Штефан чел Маре, 49 передан в собственность семье Филипчук, но почти 20 лет атакский примар Василий Трагира находит причины не вселять хозяев в этот дом.

Козырный довод примара - Мария Черная, та самая престарелая женщина, о которой в телефонном разговоре говорил Василий Пантелеевич, проживает в доме на законных основаниях: ордер на вселение, прописка, домовая книга. "Примар сделал все, - считает Петр Васильевич, - чтобы Мария Черная осталась жить в нашем доме".

домВ письме Мирче Снегуру указывается, что "с 1990 по 1995 годы в Отачь сдали в эксплуатацию несколько многоэтажных домов, но этой женщине так и не была выделена квартира". Помимо выделения квартиры в новостройках, была возможность переселить Марию Черную в один из освободившихся домов. "В доме напротив, - рассказывает Петр Филипчук, - умерла одинокая женщина, но примар отказался переселять туда Марию Черную, придумав очередной предлог". Но еще в 1998 году парламентский адвокат писал Петру Филипчуку: "Вы имеете право обратиться в народный суд: о выселении лиц, живущих в этом доме и вселении вашей семьи". А куда вселять выселенных лиц – это забота примара. "Семью моей жены не спрашивали - 13 июля 1941 года посадили в товарный вагон и отправили в Тюменскую область", - говорит Петр Филипчук. Дом, в который он так и не может вселиться, принадлежал его жене. Теперь наследник он и двое его детей. Нина Петровна Филипчук - жена Петра Васильевича умерла два года назад, не добившись справедливости. Она верила, что коммунисты, победив на выборах, восстановят справедливость и выполнят, наконец, постановление Окницкого райисполкома и в 2000 году была одной из самых активных агитаторов за компартию. Но напрасно верила.

Василий Трагира отдавать дом законному владельцу не хочет и никакие письма "сверху" его не пугают. Летом 2004 года он отдал половину спорного дома под контору "Жилкоммунхоза". Петр Филипчук не выдержал произвола и, вбив колья по периметру бывшего забора, обнес их проволокой. Следствием стало применение работником "Жилкоммунхоза" физической силы против Нины Петровны, что зафиксировано в протоколе, составленном Окницкой районной прокуратурой. "31 августа 2004 года, - пишется в протоколе,- применив физическую силу, толкнул вас на землю, причинив тем самым физическую боль. В отношении него будет составлен протокол". "Жилкоммунхоз" из дома убрали, но семью Филипчук не вселили.

домЛетом 2005 года терпение Нины Петровны лопнуло. Семья заняла пустующую половину дома и сделала там ремонт. Все уже было готово к переселению, но, "взобравшись ночью на крышу, кто-то кинул в дымоход химическую шашку, - рассказывает Петр Филипчук. - Были бы ключи, мы бы вам показали: все стены в черной и липкой как смола слизи. Мы обратились в полицию, а у нас отказались брать заявление: отнесите шашку на экспертизу в химлабораторию, тогда и откроем дело. Какая лаборатория, - машет рукой Петр Васильевич. - Она, наверное, в Кишиневе, да и где ее искать". Так и не вселились в дом его законные хозяева.

Сегодня в доме никто не живет, он закрыт, но калитка во двор открыта. Неожиданно большой участок, в зарослях высохшего бурьяна, обломки автомобильных кабин. Место заброшенное, но не удручающее. Когда-то здесь было крепкое крестьянское хозяйство. Дом уцелел, но каменный забор разрушен. Вместе с ним исчезли винный погреб, сарай с конюшней и коровником, жилой флигель площадью 63 квадратных метра. Последнюю из уничтоженных построек - сарай площадью 40 квадратных метров разрушили в мае 1990-го. Остался дом, участок да стопка документов, копии которых семья Филипчук передала корреспондентам "МВ". Ушла советская власть, сменились три президента, скоро придет четвертый, а Петр Филипчук не может вселиться в дом, 19 лет назад возвращенный ему на законных основаниях.

Последние годы в Атаки начали стекаться люди цыганской национальности. Место для них удобное. Хочешь - на склоне строй дом, хочешь - на ровном месте. Могилев-Подольский на той стороне Днестра, пограничный мост, таможня, в общем, у цыган свой интерес. А если есть интерес, то и спрос на участки высокий. Но вот проблема - город может развиваться только в длину – вдоль прибрежной полосы, он и так порядком растянулся вдоль Днестра и многим из прибывших селиться на отшибе не хочется. Центр города Атаки: таможня, пограничный мост и инфраструктура вокруг - автостанция, базар, большой универсальный магазин, несколько многоквартирных домов, а дальше, вниз и вверх по течению Днестра, одноэтажные дома с участками и наделами, предприятия. Понятно, что селиться цыганским переселенцам хочется поближе к центру. Но чем ближе к нему, тем цена участков выше. А дом Петра Васильевича расположен очень удачно - близко к центру.

"К нам лет восемь-десять назад обращался местный цыган, - говорит Петр Филипчук, - предлагал за дом две двухкомнатные квартиры в девятиэтажном доме. Эх, надо было меняться, а мы отказали, ведь дом нам не передали. Цыган умолял, с властью договорюсь, только соглашайтесь". Цыган знал толк в недвижимости - дом по Штефана чел Маре, 49 вместе с участком - хорошее место. "Участок можно разбить на четыре поменьше и с выгодой продать, как я понимаю, - объясняет Петр Васильевич. Может поэтому наш примар 19 лет не хочет отдавать наш дом?".

Игорь САФОНОВ, Иван ВАН

Новости по теме

Все материалы →

Комментарии (0) Добавить комментарии


Новости по теме

Все материалы →