Закон

Для борьбы с коррупцией нужно всего лишь ... желание

07.11.2012
{Для борьбы с коррупцией нужно всего лишь ... желание} Молдавские Ведомости


Как сделать контроль за законностью доходов государственных служащих действительно эффективным? Для этого, по мнению представителей Национального центра по борьбе с коррупцией (конкретных должностей у них пока нет, так как учреждение в процессе преобразования), необходимо решить две проблемы. Одна связана с декларированием реальных доходов, а вторая - с проверкой их достоверности.

Простые решения

Как наши чиновники массово игнорируют требование предать огласке нажитое непосильным своим трудом, известно всем. Наказание за уклонение от такого требования закона, отмечают в НЦБК, административная ответственность, которая начинается, смешно сказать, с предупреждения. Куда более эффективным средством влияния на уклонистов могло бы стать банальное освобождение от занимаемой должности. Не представил в срок декларацию, уволен! И руководитель госструктуры, где наличествуют нарушители, тоже должен быть наказан. Но предложений специалистов НЦБК никто почему-то не слышит.

Другая проблема контроля доходов чиновников – неэффективность проверки достоверности декларируемого ими имущества. А порой даже и ее невозможность. Об узаконенных препятствиях для этой работы в НЦБК говорят давно. «Одно из них, - отмечает представитель НЦБК Богдан Зумбряну, - конституционная норма презумпции легальности собственности». О том, что это действительно препятствие, как отмечалось на встрече с журналистами, свидетельствуют и исследования, проводившиеся организацией Transparency International.

Получается, что негосударственный служащий должен доказать законность имеющихся у него жизненных благ, а работник органов правопорядка - нелегитимность их происхождения. Что в наших условиях кумовства и телефонного права сделать бывает очень трудно. Особенно, когда тебя все больше ограничивают в средствах проведения оперативной работы.

Хотели как лучше, а получилось...

27 октября нынешнего года вступили в действие некоторые изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, которые в НЦБК иначе как барьерами в работе не называют. И задаются резонным вопросом: случайно ли они появились?

Речь идет, например, о запрете прослушивать телефонные разговоры по фактам извлечения выгоды из влияния, если речь идет о делах, где фигурируют суммы до 100 тыс. леев, и если нет разрешительного судебного решения. Значит, 90 тыс. леев у нас теперь не деньги? К слову, по статистике центра около половины регистрируемых ими актов коррупции связаны именно с извлечением выгоды из влияния.

Другое непонятное антикоррупционерам ноу-хау - запрет маркировать денежные знаки.

Этот список продолжают и внесенные изменения в процедуру личного обыска. Теперь застигнутого на месте преступления нельзя досматривать в течение двух часов, пока не прибудет его адвокат. «Представьте себе ситуацию, - поясняет Зумбряну, - через полчаса ожидания адвоката чиновник просится в туалет. Мы за ним с видеокамерой туда не пойдем. А там он благополучно избавляется от улик, например, взятки. В таких условиях что толку от ужесточения наказания за ложь в декларациях о доходах». С недавнего времени за это преступление введена уголовная ответственность. Вместо этого, утверждают в НЦБК, лучше бы позволили отследить покупку предметов роскоши, что сейчас сделать нетрудно, а затем их конфисковать и еще взыскать штраф, почти равный их стоимости. Как это делается, например, в Прибалтийских странах.

Интересно, что на принятые изменения в законы НЦБК давал отрицательные аключения. Но они были проигнорированы.

Дело пшик

Не оправдывает надежд общественности и Национальная антикоррупционная комиссия, призванная проверять декларации о доходах чиновников. Свою работу она начинает с большим опозданием и со скандалами. Сначала никак не могли выбрать ее председателя. А когда выбрали «чистого как слеза и без нечестно нажитых богатств» Анатолия Дончу, как главу комиссии охарактеризовал лидер ЛП Михай Гимпу, оказалось, что и там не все так однозначно. Выяснилось, что Дончу владеет домом стоимостью 5 млн леев. Осталось разобраться, на какие средства была приобретена эта собственность.

Примечательный нюанс. Свои декларации о доходах председатель антикоррупционной комиссии и его заместитель могут (внимание! не обязаны!) представлять специальной парламентской комиссии, которая еще не создана и неизвестно, когда появится.

Но дело не только в этом. Комиссия до сих пор не имеет офиса и полного штата работников. Не вполне ясно, как именно люди, далекие от оперативно-разыскной работы, будут выяснять достоверность сведений, представленных чиновниками в декларациях, и как будут разграничиваться их полномочия с функциями уже существующих антикоррупционных структур.

На самом деле, считают в НЦБК, большую часть проблем, препятствующих борьбе с коррупцией, решить легко. И они известны. Все, что требуется, это желание перейти от громких слов к делу.
Светлана Романцова

Новости по теме

Все материалы →

Комментарии (0) Добавить комментарии


Новости по теме

Все материалы →